Revolver Maps

понедельник, 28 февраля 2011 г.

"Сегодня ровно в полночь, с двенадцатым ударом часов милиционеры превратились...
Черт знает, в кого они превратились..."
Д.А.Перро

События в Ливии глазами очевидцев. Сводки от 28 февраля 2011 г.

А это информация Санкт-Петербурского центра изучения современного Ближнего Востока. 
http://meast.ru

1. Обстановка в Триполи и в западном регионе (Триполитания и примыкающий к нему на юге Феццан) остается спокойной, жизнь города, в целом, пришла в норму. Начиная с четверга 24.02.2011 работают банки, сегодня в них было особенно много клиентов, так как Каддафи распорядился выдать всем ливийцам единовременную материальную помощь в размере 500 динаров (примерно 400 долл.), и ее начали выдавать 27 февраля. Многие магазины уже открыты; возобновили свою работу школы и детские сады, государственные учреждения.
Мобильная связь и Интернет продолжают работать. Для улучшения обеспечения связью на счета пользователей мобильной связи операторами были положены значительные средства – сначала 10 динаров, затем 20, потом еще 100, у кого-то из иностранцев даже была установлена безлимитная связь. Все это делается не только для помощи людям (в прошлое воскресенье во время беспорядков были некоторые проблемы со связью у Ал-Мадара – одного из двух ливийских операторов мобильной свзи, а для второго (Либиано) было сложно приобрести карты оплаты), но и в рамках борьбы с дезинформацией, распространяемой ал-Джазирой и западными СМИ: люди теперь могут позвонить в Бенгази и узнать, что там не идут бои между повстанцами и армией, а обеспокоенные жители Бенгази с радостью обнаружили, что их родственники в Триполи вовсе не подвергаются бомбардировкам. Так что эти меры во многом способствовали стабилизации обстановке в стране.
В воскресенье (27 февраля) днем один из наших товарищей, находящийся в Ливии с семьей ездил к друзьям в Тажуру (где еще накануне якобы шли столкновения манифестантов с войсками), там все спокойно, никаких следов столкновений не наблюдается. Кроме того они выезжали и за пределы собственно города в один из кэмпов, находящихся за пределами города – за Центром ядерных исследований в Тажуре (собственно, и сам Центр находится примерно в километре от окраины Тажуры, на 20-м км шоссе Триполи-Бенгази). У них на выезде из города один раз проверили документы, ливийцев тоже проверяли, особенно тех, кто едет на джипах-грузовичках – их еще и досматривают на предмет перевозки оружия. Около шоссе недалеко от ЦЯИ «Тажура» стояло 6 танков – по всей вероятности, для охраны этого объекта. Когда они во второй половине дня возвращались домой в Триполи, танков на месте уже не было – завершалась погрузка последнего танка на автоплатформу для транспортировки, что говорит о том, что власти считают ситуацию в этом районе полностью нормализовавшейся. Кроме того, на обратном пути на посту на въезде в город их уже не проверяли, и вообще проезжающие машины останавливали гораздо реже.
khadafi
NB. Сегодня в утренних выпусках росссийских новостей прошли сообщения о том, что в Завии к власти пришла «оппозиция» и «народные толпы» собираются (или уже отправились) в поход на Триполи. Специально позвонили украинским медикам в Завию. Там все по-прежнему спокойно. После того, как одурманенных подростков разогнали в четверг вечером (за медицинской помощью в больницу поступило 16 легко раненых, каких-либо операций делать не пришлось, дежурного анестезиолога даже не вызывали), в Завии все спокойно. В эти выходные и сегодня утром никаких митингов не происходило. Более того, даже убрали БТР, который на всякий случай стоял около больницы. Так что перед нами очередная провокация западных СМИ.
2. Эвакуация. 26 февраля поздно вечером в Киев вылетел 2-й украинский самолет, направленный для эвакуации своих граждан. Характерно, что украинскому посольству не удалось укомплектовать этот самолет и пришлось обзванивать другие посольства и компании, с тем чтобы загрузить рейс; в результате, значительную часть пассажиров составили россияне, граждане СНГ и иностранцы. Ок. 3 тыс. украинских медиков решили остаться в Ливии. Эвакуация была организована очень четко – в течении часа люди прошли все необходимые формальности для выхода на посадку, им не пришлось по полсуток ждать в аэропорту, как это было при панической эвакуации первой партии российских граждан.
3. Поступило сообщение от медиков, работающих в Аджаляте (город примерно в 70 км от Триполи в сторону Туниса), что в городе люди сдают оружие; сдача оружия, как и было обещано Каддафи, никакими санкциями не сопровождается. [По всей видимости, какое-то количество оружия было доставлено в регион с востока перед попыткой мятежа 20/21 февраля.]
4. Новая информация о попытке «мятежа» в ночь с 20 на 21 февраля.
Одному из наших информаторов удалось связаться со своими одноклассниками из Триполи [поясняем – в школе Посольства РФ в Ливии обучаются не только дети российских дипломатов и работников компаний, но и дети от смешанных браков, которые после окончания школы остаются жить и работать в Ливии, но связи со своими русскими друзьями нередко сохраняют], их родителями и знакомыми (т.е. ливийцами или «полуливийцами»), так что к нам поступила новая информация по ситуации в столице, дополняющая имевшиеся сведения.
- В частности, оказалось, что одна из знакомых сейчас живет в самом начале ул. Гаргараш, как раз напротив Дворца Народных конгрессов, который сожгли во время попытки «мятежа» в ночь с воскресенья на понедельник. Она рассказала, что в этот момент Высший Народный конгресс… там попросту не находился! Он уже переехал в другое место, а старое здание пустовало. Там не только не было усиленной охраны, а вообще никого не было! Она наблюдала весь этот «штурм» из окна – шумная толпа молодых хулиганов (разумеется, это ее личная оценка, вообще характерная для взрослых ливийцев, СМИ называют их «революционерами» или «оппозицией») просто залезла в пустующее здание, разбив окна и круша все что попадалось под руку, а затем подожгла здание. Там не было даже никакой стрельбы, так как стрелять было просто некому.
- Медики, работающие в Центральном госпитале (Мусташфа Маркези), находящемся рядом с Управлением безопасности – одним из мест главных столкновений в ночь 20/21 февраля, рассказывают, что к ним в морг поступило 5 убитых молодых людей лет 25, но все они были НЕ ЛИВИЙЦЫ, а египтяне. Вообще, как рассказывают сами ливийцы, в беспорядках в Триполи участвовали (и были застрельщиками) главным образом ГАСТАРБАЙТЕРЫ – египтяне (а их в Ливии было по разным оценкам от 1 до 1, 5 млн.) и тунисцы, а также алжирцы, марокканцы и негры (главным образом, беженцы из Южного Судана). [Именно поэтому Каддафи в своем выступлении говорил о том, что провокаторы «сбили с пути» и увлекли за собой ливийскую молодежь, и призывал ливийцев образумиться и сдать оружие, обещая полное прощение. Сам он прекрасно понимает, что имеет дело с типичным «экспортом революции», когда засланные диверсионные группы и провокаторы играют на чувствах и инстинктах неопытной и, чего греха таить, по-юношески амбициозной и бестолково-наивной ливийской молодежи]. Более того, рассказывают, что за участие в выступлениях египтяне и тунисцы получали по тысяче, а то и по 2 тыс. динаров [для гастарбайтера это большие деньги – 3-4 месячных оклада; негры же готовы работать и за 200 динаров в мес.].
5. Обстановка на границе с Тунисом и Египтом.
Тысячи «беженцев», о которых говорят СМИ, действительно пересекают границу Ливии как с Египтом, так и с Тунисом, а на тунисской границе сейчас скопилось несколько тысяч человек. Но – это НЕ ЛИВИЙЦЫ, а гастарбайтеры, возвращающиеся на родину. Потеряв работу (временная остановка строительства, прекращение работы многих западных компаний и т.п.) они, естественно, во множестве двинулись на родину (квалификация у многих низкая, зарплаты небольшие, т.ч. возможности ждать окончания смуты «за свой счет» у многих нет).
В вечернем воскреснм репортаже 1 канала были показаны эти «ливийские беженцы» на границе в Тунисе – там не было показано ни одного ливийца: тунисцы, алжирцы, египтяне, негры из разных племен.
[Кстати, в аэропорту Триполи сейчас сидит много негров – обратите внимание, они есть и на фотографиях и в видео репортажах. Они используют свой шанс: надеются «под шумок» под видом беженцев достичь своей заветной цели – Европы. Напоминаем, что Ливия является крупнейшим транзитным центром для негров юга Судана и других неблагополучных центральноафриканских государств в Европу. Италия даже заключила с Ливией специальное соглашение о борьбе с нелегальной эмиграцией и выделила военные патрульные катера для этой цели; в течение последних лет Ливия успешно справлялась с этой миссией по защите итальянских берегов, а «чистолюбивые» негры в яркой оранжевой форме драили дороги и тротуары в Триполи и других ливийских городах].
6. Армия.
Вопреки многочисленным заявлениям СМИ, ливийская армия, по-прежнему, остается верна Каддафи – за исключением отдельных дезертиров, которых иногда показывают СМИ. Следует отметить, что российских (и не только российских) специалистов, которых собираются вывозить паромом из Раслануфа, охраняет армия и им ничего не угрожает – вопреки заявлениям ряда СМИ о том, что они «окружены разъяренной толпой», «намерения которой неизвестны».
Однако армия в ливийские города не вводится, лишь осуществляет патрулирование и проверку транспорта на въезде в Триполи и некоторые другие города. На востоке армейские части охраняют иностранных рабочих в Раслануфе и др., стоят около Бенгази; о других пунктах дислокации на Востоке у нас нет точной информации.
- Напоминаем, что армии был отдан приказ не стрелять по митингующим, и лишь в экстренных случаях стрелять по ногам. Так что никаких «штурмов городов» в действительности не было. В вину Каддафи, скорее, можно поставить ОТСУТСТВИЕ подавления выступлений мятежников: Лидер наивно полагал, что если он не будет применять военную силу для разгона демонстрантов, то его не смогут в этом обвинить и, соответственно, к нему не будет никаких претензий со стороны «мирового сообщества». Пустые мечты! У Ирака тоже не было ядерного оружия, но не помешало его уничтожить за то, что оно у него якобы имелось.
- Чернокожие наемники-«муртазаки», получающие по 2 тыс.дол. в день лично от Каддафи (и еще по 400 евро за каждого убитого ливийца), - очередной миф западных СМИ. В глаза их никто не видел, и в природе они тоже не существуют. Хотя в ливийской армии действительно есть негры, но несоизмеримо меньше, чем в американской. Это связано с тем, что в Ливии (главным образом, в южных районах) есть коренное негроидное население (не беженцы), но оно невелико по численности. (Какого негра «борцы за демократию и права человека» жестоко избивали перед телекамерами в прямом эфире российского ТВ – не известно, но по странной аберрации медийного сознания этот несчастный был призван продемонстрировать «кровожадность» ливийского режима).
7. Ситуация на Востоке Ливии (Киренаика с главным городом Бенгази).
Самая сложная и неоднозначная ситуация сложилась на Востоке. Там беспорядки начались раньше, чем в Триполи – 15 февраля. 17 февраля они переросли в серьезные столкновения, с жертвами, завершившиеся, как и на Западе, к 21 февраля, когда волнения прекратились и порядок в городе (и восточном регионе в целом) был восстановлен.
[Небольшое отступление – по материалам воскресного прямого эфира на 1 канале. Те, кто смотрел репортаж Ирады Зейналовой из Бенгази, вероятно, обратили внимание на интервью, взятое у украинского медика-анестезиолога. Врач четко сказал, что «раненые стали поступать 17 февраля и шли потоком в течение 4 дней, потом все кончилось», причем в первые два дня поступали раненые с огнестрельными ранениями конечностей, а уже на 3 и 4 день стали поступать и с ранениями в голову. (NB. Анастезиолог – ключевая фигура, без него не проходит ни одной сколько-нибудь серьезной операции, их число в Ливии незначительно, это г.о. украинцы). Все это полностью согласуется с информацией, полученной от военных, что армии был дан приказ не стрелять по митингующим, только в воздух, а оружие применять лишь в случае нападения на охраняемые объекты, причем не стрелять на поражение, но по ногам. Этот приказ, как мы видим, неуклонно соблюдался первые дни беспорядков, и лишь угроза собственной жизни и невозможность остановить обкуренных и не чувствующих боли молодых людей заставили военных, наконец, применить оружие. Сообщение самой корреспондентки о том, что в госпитале «остались только тяжелые» больные (подразумевается, что раненых было намного больше, чем есть сейчас – т.к. снять картинку забитых до отказа палат у нее не получилось за их отсутствием) – не серьезно: события происходили неделю назад и даже пулевое ранение в конечность за это время вылечить невозможно. В то же время продемонстрированные кадры не показывают какую-либо особую скученность – в палатх в прекрасных условиях лежат отдельные больные, их не так много; сами медики, согласно тому же репортажу, говорят, что медикаментов хватает, и они справляются. Речь молодого ливийца-«оппозиционера», кричавшего о том, что в госпитали постоянно поступают «сотни раненых» – не более чем пропагандистская утка, противоречащая словам анестезиолога о том, что после тех 4 дней противостояния поступление раненых ПРЕКРАТИЛОСЬ.]
Итак, 21 февраля был, наконец, наведен порядок в Бенгази и других городах региона, включая Тобрук [там работает одна из украинских медиков, с которой есть постоянная связь – отметим, что вопреки причитаниям Ирады Зейналовой, связь с Тобруком работала всю эту неделю без сбоев, во всяком случае, начиная со вторника]. Однако наведение порядка означает не установление контроля над городом со стороны военных – как и в Триполи, армия в Бенгази не вводилась, войска стояли и стоят сейчас за пределами города и на охраняемых военных объектах. Восстановление порядка означает прекращение волнений и массовых манифестаций: разгромившие все, что было возможно (полицейские участки, ряд государственных учреждений, аэропорт и др.), но в конце концов получившие по зубам и не сумевшие захватить склады с оружием (склады уничтожили с воздуха, хотя часть оружия все-таки попала в руки «оппозиционеров»), мятежники поутихли; у кого-то закончилось действие наркотиков, большинство очнулось от психоза саморазрушения. С другой стороны, жители города (а большинство их в беспорядках не участвовало) организовали отпор погромщикам в своих кварталах. В результате, революционный порыв сошел на нет, и уже в понедельник в Бенгази начали наводить порядок, а уже во вторник все следы погромов были убраны, а улицы подметены.
Здесь следует учесть, что стараниями Лидера ливийской революции в Ливии создана система «прямого народовластия» - через народные конгрессы (собрания) и комитеты – на уровне улицы, района, города, страны. Люди собираются наподобие деревенского схода в старой России и решают различные вопросы, касающиеся как местного самоуправления, так и серьезных проблем страны в целом (по типу нашего референдума – например, по поводу важной поправке к закону). Это напоминает Советы в начальный период существования советской власти и, в свою очередь, народные собрания традиционного общества, каковым еще во многом остается и ливийское общество. Этот достаточно эффективный механизм, созданный Каддафи по рецептам, изложенным в его «Зеленой книге», хотя и несколько формализовался к настоящему времени, позволил городам Востока в условиях безвластия наладить относительный порядок; кроме того, продолжал работу и ряд муниципальных служб, включая уборку улиц.
После восстановления порядка встал вопрос о восстановлении и государственной власти в целом – или провозглашении собственной «независимости». В Триполи, где происходило примерно то же самое, сомнений не было никаких – появление Каддафи и его сына Сейф-уль-Ислама на ТВ, а особенно обращение Лидера к ливийскому народу во вторник, вновь уверили людей, что Лидер с ними, никуда не бежал и бежать не собирается, и население безоговорочно выступило в поддержку власти. В пятницу были легко пресечены попытки немногочисленных групп молодежи начать новые выступления в Триполи, и на этом восстановление государственной власти на Западе завершилось.
В Бенгази такой ясности не было. Во-первых, в Киренаике всегда присутствовали своего рода оппозиционные настроения: отношение бенгазийцев к триполитанцам (и тем более к самому Каддафи как бедуину) несколько высокомерное, их традиционно считают варварами и «бедуинами», считая Бенгази культурной столицей Ливии (кроме того, она тоже была столичным городом при имаме). Ситуация чем-то напоминает взаимоотношения Москвы и Ленинграда. Однако все это недовольство тем, что менее культурные и образованные, будучи столицей, получают большую долю пирога, вовсе не означает существование каких-либо сильных «сепаратистских» настроений. Так же, как некоторое недовольство большей обеспеченностью Москвы не вызывает у недовольных мысли об отделении; и хотя идея «Ингерманландии» как отдельного государства существует, но едва ли к этому стоит относиться серьезно. Не более серьезным было и недовольство бенгазийцев: идею об отделении никто всерьез не выдвигал.
Поэтому горожане оказались в сложной ситуации: на чью сторону встать, тем более, что большая часть взрослого населения, по-прежнему, поддерживает Каддафи. Даже приграничный Тобрук (откуда руководителям легко, в случае изменения ситуации, бежать в Египет, что придает им смелости) не сразу принял решение провозгласить новую власть: флаг имама как символ независимости был в конце концов поднят на центральной площади небольшой группой молодых активистов. Им просто никто не противостоял: обычные, уважающие себя люди, сидят дома и в митингах не участвуют, а армия получила приказ не вмешиваться.
В Бенгази думали долго, всю прошедшую неделю (даже люди, находившиеся в эти дни в Бенгази, поначалу не могли внятно сказать, какая власть в городе, лишь ближе к концу недели стали осторожно говорить, что вроде бы в руках «оппозиции»). Ливийцы в Триполи рассказывают о том, что оппозиция на Востоке, не сумев организовать должную систему управления и обеспечения безопасности, обратилась к Каддафи с предложением начать переговоры, и что такие переговоры ведутся и в настоящее время – договариваются об условиях, на которых Восток согласится вновь признать власть Триполи. Косвенным подтверждением этого является тот факт, что ливийские банки после перерыва в четверг начали работу одновременно во всей Ливии – как в Триполи, так и в Бенгази, и даже в откровенно «оппозиционном» Тобруке. Т.е. банковская система (как, собственно, и многие другие системы) сохраняет единство по всей стране.
Все это объясняет массированную информационную атаку на Каддафи со стороны ал-Джазиры и западных СМИ. С одной стороны, это рассказы о том, что все новые города и военные части переходят на сторону «оппозиции» (которая на деле еще даже не определилась – хочет она быть оппозицией или нет), что у Лидера остается все меньше сторонников, что в городах на западе и даже в самом Триполи идут демонстрации и военный столкновения с оставшимися «наемниками» Каддафи и т.п. – чтобы создать иллюзию того, что Лидера все покинули и его «режим» агонизирует. Кто в такой ситуации решится поддержать Каддафи, который даже успел, по данным СМИ, сбежать в Венесуэлу? В то же время, центральное ливийской вещание на востоке ограничено, и главным источником информации становится про-американская ал-Джазира, начавшая компанию откровенной клеветы на Ливию и ее правительство (чего стоят только растиражированные ал-Джазирой «бомбардировки жилых кварталов Триполи», включая Фашлюм – место в километре от Российского посольства и по соседству с офисом представительства РАО ЖД, строившего в Ливии железную дорогу!).
Но эта деморализация сторонников и колеблющихся не единственный способ психологического давления. Главное – прямое давление со стороны Запада. Создав миф о тысячах жертв при подавлении выступлений оппозиции, Запад осудил Каддафи и стал готовить санкции против Ливии. Однако и это еще не склонило Бенгази на объявление независимости. Тогда в действие пошел главный козырь – угроза военного вторжения. Начиная с середины дня в четверг риторика западных лидеров поменялась: впервые зазвучали речи о возможности использования любых средств для «спасения ливийского народа от геноцида», появились фантастические сообщения о том, что Каддафи заминировал нефтепроводы и грозится их взорвать (некоторые СМИ даже заявили, что м.б. что-то он уже даже взорвал). В ответ на мифическую угрозу подрыва месторождений, зазвучали открытые заявления о военном вмешательства. Уже в четверг вечером ввиду берегов Восточной Ливии появились военные корабли НАТО. В дальнейшем о необходимости военного вторжения, если Каддафи не уйдет сам, заявил Барак Обама и, в той или иной форме, целый ряд европейских политиков. Единодушное введение санкций против Ливии не представляет для нее непосредственной угрозы (это, скорее, удар по России – сорвутся контракты на поставку оружия на 4 млрд.долл.), но создает дополнительное психологическое давление на колеблющихся и готовит основания для военной операции.
Жители Бенгази и региона (как и все ливийцы, разумеется, включая самого Лидера) сразу поняли, что готовится военное вторжение НАТО, с тем чтобы взять под контроль ливийскую нефть ( «спасти» ее от подрыва сторонниками Каддафи). Главные нефтяные месторождения находятся на юго-востоке страны в пустынных регионах между Триполитанией и Киренаикой, которые занять не представит труда. В этой ситуации Восток окажется отрезанным от Триполи и будет легко оккупирован войсками НАТО, если откажется сотрудничать и попробует оказать сопротивление. В такой ситуации «отцы города», похоже, дрогнули, и в субботу вечером было объявлено о создании оппозиционного правительства во главе с «бывшим министром юстиции страны Мустафой Мохамедом Абудом Аджлейлем», что стало главной темой дня в воскресенье. Проверить эти сведения пока не представляется возможным, но и в этом случае симптоматично сообщение о том, что имена остальных членов «переходного правительства» не известны. Это говорит о том, что остальные (собственно представители города и района Бенгази) еще не приняли окончательного решения и, вероятно, еще продолжают переговоры с Каддафи, так что если ситуация стабилизируется (т.е. если не состоится военное вторжение США и НАТО), перейдут на его сторону. Американцы тоже заявили о «зондировании почвы» в Бенгази. Такая сдержанность либо указывает на то, что окончательные договоренности (несмотря на все беспрецедентное давление) еще не достигнуты, либо о попытке скрыть свою роль в создании «переходного правительства». Какое предположение верно станет ясно в ближайшие дни.
И заключительный штрих - информация из чисто «оппозиционного» Тобрука: жители города боятся – однако вовсе не «наемников» Каддафи, а… вторжения НАТО. Американские бомбардировки Бенгази в 1986 г. еще свежи в памяти у более старшего поколения. И в отличие от «зверств наемников Каддафи» они были реальными, а не виртуальными. Да и пример Ирака все настойчивее маячит на горизонте.
8. Еще о «ливийских мифах» в СМИ: сбежавшие бомбардировщики.
Все помнят сообщения о том, что 2 бомбардировщика ливийских ВВС отказались бомбить любимый город Триполи и улетели на Мальту. Затем, ввиду очевидной малости этих самолетов, никак не похожих на бомбардировщики (это истребители), текст за кадром поменяли на «военные самолеты» и отказ «стрелять по собственному народу». Но удивительное дело, самих летчиков не показали, интервью у них не взяли – просто запредельная скромность западных СМИ!
Приводим информацию от украинке живущей в Ливии (судя по всему в Сабрате (или в Сурмане) – небольшой город примерно в 70 км к западу от Триполи) – она написала об этом в комментариях к статье на сайте Николая Старикова (http://nstarikov.ru/blog/8362#comments):
«ливийка  Февраль 26th, 2011
Спасибо за написанную правду! А то просто противно уже читать за Ливию, хочеться порвать одним махом всех и всю! Я живу в Ливии 5 лет, и в данный момент нахожусь тоже тут. Эвакуироваться не собираюсь, потому что смысла нет! Мы живем 70 км западнее Триполи, и у нас только 1 ночь была беспорядков, да, палили ментовские участки, но теперь они все дружно красят и белят их. В Аджиляте (80 км западнее Триполи) спалили суд, где лежали дела по наркоторговле, и что? После выступления Лидера, на след.день был готов список поджигателей – это были малолетки, пацанье или употребляющие или братья, тех, чьи списки лежали в суде.
В данный момент обстановка нормализуеться, магазины, заправки, газ.конторы работают… но самое интересное впереди, кому не лень читать, прошу задержаться!
Друг подруги моей семьи работал на том аэродроме откуда вылетили 2 истребителя на Мальту и якобы 2 ливийца просили полит. убежище, на самом деле, истребители французские и пилоты тоже французы, у них были учения и по контракту было написано, в случае каких-то недоумений, техника должна покинуть страну, вот и улетели они на Мальту! Почему–то СМИ-жуки пропустили с ними интерьвью???? неужели 2 этих летчика могли быстренько куда то испариться с аэродрома…. странно не похоже на работу СМИ…..
Миру не интересно если говорят о погоде и о кроликах, нужна кровь, разборки…. В первый день заварушек позвонили на номер мужа Рейтер новости, египет. женский голос в трубке спросил как обстановка? где живете? А потом спросила а что в Бенгази, на что муж ответил, что видим, что и вы по телеку, на что она сказала, спасибо дос видание! Я смеялась, оворила мужу, что видно ей не подошли твои новости. В этот же день ночью, позвонила Колумбия ньюз, бегло на англ. женщина спрашивала как дела и обстановка, ответили ей, что все нормально нет бомб и стрельбы, она поблагодарила и положила трубку, муж смеялся теперь надо мной, что мои новости ей тоже не подошли, на след день звонили ВВС ньюз, понимая где мы живем и возможно, это проверка связи была я отказалась с ней говорить. Затем были звонки с Туниса, муж разговаривал, тоже рассказывал и всех убеждал, что Аль-Джазира-это бред вездесущий, поччуму то сидя в Катаре они ничего за него не рассказывают…………,затем была Америка, мы отказались говорить, трубку не брали, у всех звонивших мы спрашивали откуда они достали наш номер? На что в ответ мы получали, что номер был набран случайно, странно…… он у нас не 12345…….а 7 номеров, как положенно….. вообщем наш номер – теперь как красная тряпка……
Вот такие дела, больше читайте статейки с вновь прибывшими,да наших врачей и медсестре тут тысячи, а самолеты летят на борту с иностранными гражданами, ТАК ЧТО ДЕЛАЙТЕ ВЫВОДЫ, если б действительно все было б, то наши люди как мыши с корабля бежали б…… обиднот за то, что мир не знает, что в действительности происходит в Ливии. А Америкосы чего Самоли не едут спасать? Лезут в благополучную страну, хотят с Ливии Ирак -2 сделать. На этом все…..кто хочет, не согласиться пусть свое фе-засунет, потому что не находясь в Ливии и не зная где страна на карте находиться, пусть мнение при себе держит…..извините, злая на СМИ».

воскресенье, 27 февраля 2011 г.

New Global Laungage To Be Adopted By UN

Как всегда, по выходным, Дэвид прислал забавное письмо. 
The European Commission has just announced an agreement whereby English will be the official language of the European Union rather than German, which was the other possibility.

As part of the negotiations, the British Government conceded that English spelling had some room for improvement and has accepted a 5- year phase-in plan that would become known as “Euro-English”.

In the first year, “s” will replace the soft “c”. Sertainly, this will make the sivil servants jump with joy. The hard “c” will be dropped in favour of “k”. This should klear up konfusion, and keyboards kan have one less letter. There will be growing publik enthusiasm in the sekond year when the troublesome “ph” will be replaced with “f”. This will make words like fotograf 20% shorter .

In the 3rd year, publik akseptanse of the new spelling kan be expekted to reach the stage where more komplikated changes are possible.

Governments will enkourage the removal of double letters which have always ben a deterent to akurate speling.

Also, al wil agre that the horibl mes of the silent “e” in the languag is disgrasful and it should go away.

By the 4th yer people wil be reseptiv to steps such as replasing “th” with “z” and “w” with “v”.

During ze fifz yer, ze unesesary “o” kan be dropd from vords kontaining “ou” and after ziz fifz yer, ve vil hav a reil sensibl riten styl.

Zer vil be no mor trubl or difikultis and evrivun vil find it ezi tu understand ech oza. Ze drem of a united urop vil finali kum tru.

Und efter ze fifz yer, ve vil al be speking German like zey vunted in ze forst plas.

If zis mad you smil, pleas pas on to oza pepl.

суббота, 26 февраля 2011 г.

Все взятки Москвы. Это часть нашей жизни и часть нашего государства - ПРЕЙСКУРАНТ СУММ ВЗЯТОК

Нашел интересную, но невеселую статью.

Взятки в роддоме, детском саду, школе, институте, паспортном столе, больнице, военкомате, ­милиции, суде и даже на кладбище — БГ собрал анонимные свидетельства о коррупции на бытовом уровне, спросил экспертов, как все устроено, а также нашел самые странные взятки на постсоветском пространстве

Текст: Екатерина Сваровская, Дарья Саркисян, Лена Краевская, Анна Красильщик, Елена Мухаметшина, Илья Васюнин, Андрей Гридасов, Дарья Иванова, Егор Мостовщиков


Образование

средняя стоимость по оценкам экспертов:

за место в московском детском саду - $500–5 000

поступление в «приличную» школу - $1 000–50 000


поступление в вузы высшего эшелона - €5 000–20 000

зачет или экзамен в сессию - 1 000–15 000 р.

МГТУ им. Баумана, сессия: зачет/экзамен/курсовая €300–1 000

Владислав, студент: «Ситуация такая: студент не может что-то сдать и через знакомых ищет выходы на нужного преподавателя. Знакомые, которые лично знают преподавателя, объяс­няют ему: вот есть такой парень, хороший, но дурак, нужно проставить оценку. Студент приходит на сдачу, получает положительную оценку. Цена фиксированная — €300–400 за экзамен или курсовую. А физика в лучшие времена доходила до 40 000 рублей за экзамен».

МГУ, гуманитарный факультет: допуск к сессии 200 000 р.

Максим, редактор: «Мне не хватало трех зачетов для допуска к экзамену. В деканате сказали: «Даже не знаем, как вам помочь» — это такая кодовая фраза, кто понимает — начинает договариваться. Есть преподаватели, которые могут все устроить. Они знают, у кого перед сессией беда, и когда ты думаешь, что все, прощай образование, оказываются рядом. Так и мне такой преподаватель сказал: «Мы все устроим, пусть мама мне позвонит». Мама отдала 200 000 рублей — как ей сообщили, посреднику идет процент, остальное распределяется в деканате».

Российская экономическая академия им. Плеханова: зачет 2 000 р.

Иван, преподаватель: «В Плешке вопрос взяток зависит от факультета: на одном все спокойно учатся, все чинно, а например, на фа­культете, где я преподавал, можно учиться за деньги. Как-то раз мне позвонила студентка и сказала, что, мол, давайте встретимся у памятника, мы вам кое-что передадим, а вы нам проставьте оценки. Я сперва засмеялся, потом задумался и согласился. Приехала девушка из группы, протянула конверт с надписью, что «Лучший подарок — это деньги!», в конверте — почти $1 000: скинулась почти вся группа — по 2 000 рублей с носа. И приложен список всех, кто скидывался и кто на какую оценку претендует. Я им все проставил, а у тех, кто хотел сдавать сам, принял экзамен по правилам».

Медицинский вуз: зачет 3 000 р.

Ольга, студентка: «Наш вуз коррумпирован до самых верхов. Есть студенты, которые вообще не посещают занятия и платят за все экзамены. В моей группе некоторые не знают, где находится поджелудочная железа. Однажды моя группа решила заплатить преподавателю по физике. Он заявил, что поможет только семерым студентам, чтобы ведомость не выглядела подозрительно. Мне предложили стать седьмой, я отказалась в резкой форме, и вся группа объявила мне бойкот. Тот экзамен я сдала сама. Дальше была экономика, ее решила купить вся группа, скинувшись по 3 000 рублей. Только два человека пошли сдавать: я и еще девочка, у которой денег нет. Дороже всего — покупать анатомию. Увы, не знаю цифр — от меня все эти схемы теперь скрывают».

МГИМО : поступление $20 000

Анна, студентка: «МГИМО закончила вся моя семья, и моим родителям было очень важно, чтобы я тоже там училась. Случайные люди туда не попадают: либо дети преподавателей и важных в стране людей, либо купившие места и единицы — гении, которые смогли поступить сами. Родители выяснили, рядовой преподаватель ничем помочь мне не сможет, поэтому надо идти прямиком к декану факультета, которому нас должны порекомендовать знакомые. Маме приходилось пить кофе с чьими-то женами, назначать званые ужины, приглашать всех действующих лиц в этой цепочке, чтобы с ними подружиться. В итоге мы нашли семью, которая платила за поступление и «порекомендовала» нас. $20 000 — это деньги за то, что я пошла сдавать вместе со всеми, и во время проверки работ мои бумажки забрали предупрежденные преподаватели».

Государственный университет по землеустройству: сессия 1 000 р. за балл; диплом 60 000–80 000 р.

Анатолий, бывший студент: «У нас расценки простые: 1 000 рублей за балл на экзамене, 1 000–2 000 рублей за зачет. Хочешь пятерку — платишь 5 000 рублей. Все договоренности прямиком через преподавателей — так дешевле. Если собирается группа студентов на платную сдачу, тогда преподаватели делают скидки. Можно и через профком договориться, но тогда цена в три раза возрастает. Физкультура, с которой у всех проблемы, идет по 7 000 рублей. Диплом — от 60 000 до 80 000 рублей, мой друг в прошлом году за 70 000 сделал».

Гимназия : поступление 70 000 р.

Елизавета, фармацевт: «Первые школьные годы сына мы жили в Германии, а когда меня перевели работать в Москву, решила отдать его в ближайшую к дому неплохую гимназию. Мы вернулись в апреле, то есть практически в конце учебного года, и было понятно, что так просто в школу нас не возьмут. С цветами и конфетами я отправилась к директору. Она выслушала про успехи сына в немецкой школе и вздохнула, что мест нет, придется пропустить год. Я сказала, что это не вариант и что готова помогать школе, если надо дать денег — то с удовольствием. Она кивнула. Позже позвонила и сказала, что за 70 000 рублей возьмет ребенка сразу в пятый класс. Мы встретились в кафе, я передала конверт, больше не общались».


детский сад на юге Москвы : прием ребенка без очереди 150 000 р.

Алена, домохозяйка: «Я родила ребенка и тут же записала его в очередь в детский сад. Но когда пришло время его отдавать, мы переехали в другой район и нужно было вставать в очередь заново. Я пошла к заведующей в ближайший детский сад узнать, как бы проскочить эту процедуру. Она мне сказала, что придется ждать три года. А ребенку четыре сейчас, значит, в семь — легче в школу пойти. На это она мне назвала сумму в 150 000 рублей. Я решила вообще отказаться от идеи с детским садом. Но потом мы снова переехали, на этот раз в центр, а там с детсадами меньше проблем: мало детей, большинство из них ходят в частные сады».

ЭКСПЕРТ:

Виктор Панин, заместитель председателя Общества защиты прав потребителей образовательных услуг: «Годовой оборот коррупции в сфере образования — $6,5 млрд. Сюда входят не только взятки за поступления и сессии, но и хищение бюджетных средств: выделяют деньги на еду для школьников — все разворовывается. Злоупотребление должностными полномочиями, незаконная коммерческая деятельность, изготовление поддельных дипломов.

Введение ЕГЭ объем взяток только увели­чило: в 2009-м число коррупционных дейст­вий выросло в два раза. В России порядка 2 000 вузов, а школ, где сдают ЕГЭ, 60 000 — что сложней проверить? Утечки за деньги в ЕГЭ происходят на всех этапах — от составления заданий, доставки кейсов с экзаменационными листами в субъекты федерации до распределения в Минобразовании областей по школам. Был случай когда экзаменационной комиссией были наняты студенты, выдававшие себя за школьников и писавшие за них ЕГЭ. Вузам плевать на свою репутацию: не попадают в мировые рейтинги вузов — ну и что? Они составляют свои собственные, где они в первой тройке. Никто не борется за звание главного вуза страны: он и так назначен. Преступления в образовании имеют тяжелейшие социальные последствия. Дети слышат разговоры родителей про то, сколько стоило их устроить в школу, и вырастают с убеждением, что давать и брать взятки — нормально. У нас люди знают, что договориться можно всегда».


120 тюков сена
«Получение необычной взятки пресечено сотрудниками финансовой полиции. Сено в обмен на бензоколонку просил у предпринимателя Алма-атинской области заместитель главы района. Взамен ста двадцати тюков чиновник обещал подписать документ, разрешающий стройку заправки». журнал «Национальная безопасность», 23 ноября 2006 года;

Год бесплатных обедов в столовой

«Необычную взятку предлагали сотруднику ГИБДД Удмуртии за то, чтобы он не составлял протокол об административном правонарушении, женщина предлагала гаишнику год бесплатных обедов в столовой, где она работает». газета «Новые известия», 23 августа 2010 года; фотография: Надя Филатова/ coma-lab


Медицина

средняя стоимость:

квота на операцию в «хорошей» больнице – 100 000 – 200 000 р.

круглосуточный пост медсестры - 1 000 р. в сутки

распределение по скорой в «хорошую» больницу - 1 000–3 000 р.

консультация специалиста - 1 500–3 000 р.

«благодарность» врачу в больнице - 1 000–50 000 р.

сопровождение при родах – 20 000 – 60 000 р.

операция на локте: 5 000 р. + бутылка коньяка

Юрий, переводчик: «У меня был перелом локтевой кости со смещением. Врачи предложили выбор — бесплатно поставить металлические пластины, которые потом надо вынимать, или самому купить титановые. Я купил титановые (25 000 рублей) и после операции по рекомендации знакомого врача отдал 5 000 рублей хирургу и бутылку дорогого коньяка анестезиологу».

операция по удалению опухоли: 15 000–22 000 р., консультация 3 000 р.

Нина Александрова, врач: «Когда мне выре­зали опухоль, я решила дать врачу 22 000 рублей, цену я определила сама, никто меня ни о чем не просил. А моей подруге делали ­операцию по удалению злокачественной опухоли на коже, после потребовали 15 000 рублей. Что касается консультаций, то самых больших денег, насколько мне известно, требуют онкологи и психиатры: консультация — минимум $100».

вызов онколога на дом: 3 000 р.

прием в поликлинике: 1 000 р.

Нина, преподаватель: «Мой муж болен раком. У него сейчас последняя стадия. Но онколог из районной поликлиники, к которому он прикреплен, продолжает нас доить. Вызов на дом стоит 3 000 рублей, но даже если само­му доковылять до поликлиники, все равно он берет за прием 1 000 р. Иначе никак».

больничный: 2 000–3 000 р.

справка в бассейн: 500–800 р.

Никита, педиатр: «В поликлинике для взяток нет простора. Максимум, на который может пойти педиатр, — выписать листок о временной нетрудоспособности по уходу за ребенком или справку в бассейн за деньги сделать. ­Фальшивый больничный стоит порядка 2 000–3 000 рублей, справка в бассейн — 500–800 рублей».

операция и постоперационное сопровождение: 12 700 р.

Полина, парикмахер: «Я попала в обычную больницу с воспалением в желудке. После операции оставили лежать в больнице на пол­торы недели. Мне было очень плохо, сестра, которая делала промывания, спросила, почему не колют антибиотики. Я этого не знала. Тогда она спросила, а заплатила ли я за операцию. И на мое удивление озвучила «больничный прайс». В итоге я отдала 5 000 рублей в хирургию за операцию, 200 рублей — нянечке в день (всего 7 дней), чтобы не забывали о моем существовании, 500 рублей за каждое промывание (всего 12 дней), 300 рублей — 1 процеду­ра в поликлинике (восстановление после ­операции)».

ЭКСПЕРТ:

Александр Саверский, президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»: «Бытовая коррупция в сфере здравоохранения — это слоеный пирог. Пирог, где каждый берет деньги на своем уровне: медсестра за то, чтобы намазать пациента хорошей мазью, уборщица за то, чтобы помыть окна в палате, главврач — на закупках оборудования и платных услугах, врач — за операцию, роды, обеспечение лучших условий. Какая-то часть врачей подрабатывает дилерами фармкомпаний. Суть в том, что фармпредставители бегают по врачам и предлагают им таблетки за какое-то вознаграждение — ручки, халаты, поездки за рубеж, деньги. И тогда в кабинете у врача разворачивается целый аукцион: врач руководствуется уже не интересами пациента, а своими материальными выгодами.

Оценить масштаб коррупции в медицине можно только приблизительно. Вот, к примеру, роды. Женщина приходит в роддом с родовым сертификатом, который оплачен государством. Также у нее есть обязательное медицинское страхование (ОМС) — оплачено тем же государством, но из другого бюджета. И плюс она еще дает взятку врачу. И получается, что за одну услугу заплачено много раз, и нет даже возможности посчитать, сколько услуг оформляется таким образом».


ГИБДД

средняя стоимость:

техосмотр - $150 – 200

экзамен ПДД - $300–500

готовые права - 40 000–60 000 р.

за пересечение двух сплошных - 50 000–60 000 р.

за вождение в нетрезвом виде - € 2 000–5 000

вернуть права в процессе рассмотрения судом - 90 000–100 000 р.

Даниил, механик: «В регионах платишь напрямую инспектору на пункте ГТО — 1 000–2 000 рублей. А в Москве все через посредников: так размывается ответственность — посредник не должностное лицо, его трудно поймать. Поэтому в Москве талон ТО — 3 000–4 000 рублей. Пару лет назад в правила проведения ТО внесли пункт, по которому в процессе тех­осмотра машину должны сфотографировать, что должно было бы исключать возможность такой схемы. Но в действительности обходятся без фотографии — или берут фото автомобиля с прошлого года, или просят подъехать на пять минут и сфотографироваться».

права: 24 000–35 000 р.

Мария, технолог: «Я сейчас сдаю на права. Через инструкторов предлагают заплатить 18 000 рублей с теорией и 14 000 без теории. Менты берут еще 10 000 рублей. Остальное в автошколу, и соответственно, если платишь за теорию, то еще идет и ментам, которые ее принимают».

Екатерина, пиарщик: «Делала водительские права для мужа в июне 2010-го. Вышла на участкового, он через знакомого в автошколе все сделал: муж ничего не сдавал, просто взял документы, поехал в ГАИ и получил права».

возврат прав до суда: 60 000 р.

Екатерина, ассистент: «Подруга пересекла две сплошные, у нее отняли права. Если бы на месте договорилась, вышло бы дешевле. А так пришлось из милиции доставать за 60 000 рублей. Пока оформляют все протоколы о нарушении, есть 3–4 дня до передачи в суд, подруга успела, один из начальников отдела помог».

справка о ДТП: oт 3 000 р.

Максим, редактор: «Иногда бывает так, что повреждения на машине есть, а справки для ремонта за счет страховой компании нет. Например, когда напоролся бампером на штырь на парковке, а ждать сотрудников ГИБДД времени нет. Мне в таких случаях помогают продажные инспекторы, которых я нашел через знакомых. Приезжаешь к ним, обсуждаете легенду происшествия, звонишь в ГИБДД и рассказываешь, что с твоей машиной случилось. Барышня регистрирует вызов и обещает прислать «гайцов», а твои мили­ционеры «берут» вызов и стремительно к тебе «едут». Одна справка о ДТП стоит от 3 000 рублей».

ЭКСПЕРТЫ:

Василий К., руководитель следственного отдела одного из округов Москвы: «Неформальные расценки гаишников в среднем составляют 50% от официального штра­фа. Хотя бывают и исключения — например, если водителя поймают за езду в пьяном виде. В этом случае у него могут попросить и до $10 000. Все зависит от платежеспособ­ности «клиента». В конце каждой смены гаиш­ник должен сдать непосредственному начальнику «план» — 5 000 рублей. Все, что свер­ху, идет в его собственный карман. Самые денежные дела — это ДТП с тяжкими последствиями или смертельным исходом. Чтобы не сесть надолго, виновник такого ДТП обычно готов заплатить любые деньги. Ведь только от гаишника зависит, насколько правильно будет оформлена авария, а это может повлиять на решение о степени виновности водителя. Максимальные расценки доходят до $10 000–50 000».

Сергей Канаев, председатель Московского отделения Федерации автомобилистов России: «Взятки лучше не давать. Но, если мы говорим о лишении права управления транспортным средством от 4 до 6 месяцев, это обходится в Москве от 5 000 до 15 000 рублей в зависимости от стоимости автомобиля. Если вы попались за рулем в нетрезвом виде, то взятка ваша может составить, если вам повезет, 15 000 рублей, но в среднем — от $1 000. Кто $2 000 дает. Некоторые нетрезвые водители платят, я знаю, 80 000 рублей. Большое значение имеет, где это происходит: в пределах Третьего кольца это может быть дороже, за МКАД цена может падать. Многие водители понимают, что потом ходить по судам будет не дешевле, знают это и сотрудники ГИБДД. Если человек пойдет к адвокату, то он заплатит не меньше 15 000 рублей. А сотрудники ГИБДД всегда берут взятку чуть ниже той суммы, которую водителям потом придется давать адвокату.

Возвратом прав в основном занимаются высокопоставленные чиновники, которые могут забрать из базы водительское удосто­верение. У них взятки гораздо ниже, чем у посредников, но однозначно не меньше 100 000 рублей. По моим данным, купить права можно: за 50 000 рублей — это без экзаменов, а за экзамен сейчас не меньше 15 000 рублей, а скорее 20 000».

Милиция

средняя стоимость: отмазаться от проверки документов на улице - 100–1 000 р.

наркотики - $ 2 000–10 000

за хулиганство без составления протокола - 1 000–10 000 р.

за невыдачу военкомату: 20 000 р.

Денис, ассистент: «Я игнорировал повестки в военкомат и всячески бегал от комендатуры, которая меня разыскивала. Жил то у девушки, то на даче. Но как-то раз ввязался в пьяную драку на даче и мне пришлось «проследовать» в отделение. Там участковый стал изображать готовность сдать меня с потрохами военкомату. Договорились на 20 000 рублей».

отзыв заявления о хулиганстве: 7 000 р.

Степан, безработный: «Мы тут с другом не поделили кое-что с одним парнем и решили его проучить. Парень просек, что мы собираемся его оприходовать, и спрятался от нас в машине. Машину мы закидали бутылками, вытащили парня и отметелили его. В общем, нас повязали, потому что чувак написал на нас заявление и нам хотели дать по «хулиганке». Но мы договорились с ментами: как-то друг другу понравились — мы были одеты и выглядели, как скины, а менты оказались правого толка, поэтому мы нашли общий язык. Сошлись на 7 000 рублях — скинулись с другом, отдали деньги, а менты устроили так, что заявление забрали».

Александр, младший оперуполномоченный уголовного розыска (МУР): «Любой мент — в первую очередь психолог. Он будет задавать вопросы, которые, кажется, к делу не относятся, спрашивать про твою бабушку, вычислять твою юридическую подкованность, увидит, торопишься ты или нет, всячески раскачает, и пока ты думаешь, что он тупое быдло, с минимальной погрешностью определит твою платежеспособность. Вот основные статьи «доходов» обычных милиционеров, которых мы встречаем на улицах.

мелкие административные нарушения: 100–3000 р.

За распитие спиртных напитков на улице, за отсутствие регистрации обычно берут до 1 000 рублей. За нарушение общественного порядка — до 3 000 рублей. В каждом районе есть скверы, дворы, парки, а вокруг — жилые дома. Менты про эти места знают и регулярно проезжают мимо. Еще жильцы часто звонят в диспетчерскую, говорят, что пьяные орут под окнами, тогда сумма делится между нарядом и диспетчером.

наркотики

— в среднем от 3 000 р за косяк, от 20 000 р. за кокаин

Коробок марихуаны или грамм гашиша, обнаруженные при досмотре, — от 5 000 рублей, косяк — 3 000, кокаин — 20 000. Но с наркотиками куча вариантов: тип наркотика, вес плюс хранение, употребление или сбыт. Когда надо, можно дело развалить, а можно, наоборот, навесить еще больше. Если у тебя денег нет, легче тебя посадить и сделать «палку» — для статистики. А бывает и так: милицейский патруль задержал трех парней по подозрении в совершении преступления, при себе у них было 3 грамма героина и 320 000 рублей. Были отпущены на месте выяснения.

ЭКСПЕРТ:

Василий К., руководитель следственного отдела одного из округов Москвы: «Самые маленькие взятки берут участковые, гаишники и сотрудники патрульно-посто­вых служб. Это никак не связано с их скром­ными запросами. Все дело только в низкой плате­жеспособности контингента, с которым они «работают». Так участковые собирают дань с нелегальных мигрантов, мелких тор­говцев и владельцев квартир, которые сдают жилье без ведома налоговой инспекции. Беззаботная жизнь мигранту обходится как минимум в 500 рублей в месяц. Нелегальная торговля у метро или во дворах обойдется в сумму от 100 до 500 рублей в день. Владельцы квартир, которые не хотят платить налог государству, вынуждены платить «налог» участ­ковому. В зависимости от площади жилья он составляет 1 000–3 000 рублей в месяц. Брать больше не имеет смысла, иначе мож­но погубить курицу, несущую золотые яйца. И если учесть, что у такого милиционера на участке как минимум несколько десят­ков съемных квартир, доходы набегают приличные. В некоторых случаях участковые начинают работать на квартирных аферистов, участвуя в сделках или продавая им данные об алкоголиках, наркоманах и одиноких стариках. В этом случае заработок несоизмеримо больше, но и риск выше.

Жертвами патрульно-постовых милиционеров обычно становятся те же мигранты, нелегальные торговцы и мелкие преступники. Заработать можно, например, поймав в магазине мелких воришек. Милиционеры договариваются с чоповцами, охраняющими крупные супермаркеты, чтобы те передавали им покупателей, пытавшихся пронести товар мимо кассы. По закону кража до 1 000 рублей — административное правонарушение с наказанием в виде штрафа, более 1 000 — уже уголовное преступление, которое может закончиться реальным сроком в тюрьме. Большинство людей об этом не знают, чем охотно пользуются милиционеры. Недавно я расследовал дело, где женщина украла в магазине два шампуня на 200 рублей, в итоге милиционерам удалось получить от нее 30 000 рублей, запугав ее уголовным делом».

Кладбища

быстрое оформление: 20 000 р.

Николай, менеджер: «Когда кого-то хоронишь, тебе уже плевать на всех этих людей, которые задействованы в процессе. На похоронных агентов, на начальника кладбища, на всех. А у них система отточена. Когда я хоронил, мне в администрации кладбища сказали, мол, переживаем за вас, за ваши нервы. Хотите, мы все сделаем очень быстро, и за эти деньги вы получите землю рядом с березой? 20 000 добавьте, и мы тогда без очереди все бумаги оформим».

ЭКСПЕРТ:

Антон Авдеев, глава профсоюза работников ритуальных служб: «У нас есть постановление правительства Москвы о семейно-родовых захоронениях на закрытых кладбищах. И то, что раньше обходилось через взятки, но с меньшими суммами, сейчас обходится без взяток в десятки раз дороже. Раньше место на кладбище «находилось» за $500, теперь на Химкинском кладбище это стоит 400 000 рублей, на Хованском — 180 000–360 000 рублей. Заключается договор, что тебе дается участок для последующего захоронения, а ты компенсируешь расходы кладбища на благоустройство земли. Ну а вот куда дальше эти деньги уходят — мне неизвестно. Похоронка со взятками встала на коммерческие рельсы. Если нет денег купить место по договору, то дадут бесплатно — на Мытищинском кладбище».

Документы

средняя стоимость:

оформление загранпаспорта за сутки-двое - $1 000

за неделю-две - € 300

за гражданство от € 5 000

ускоренная замена гражданского паспорта: от 1 000 р.

Лидия, работник УФМС: «Бывают случаи, когда 10 дней замены паспорта ждать невозможно. Типичная ошибка граждан, желающих ускорить обмен, — пойти в миграционную службу, не обращаясь к паспортистке из жилконторы: они думают, так быстрее. Увы, это неверно. Паспортистка в жилконторе должна оформить документы для обмена паспорта и предоставить их в УФМС. Обычно паспортистка посещает УФМС один-два раза в неделю, в фиксированные дни. Так что для ускорения обращаться надо к ней. Дальше — либо она срочно оформляет документы и сама бежит в УФМС, либо извещает УФМС по телефону и отправляет туда самого гражданина-обменщика, либо они бегут туда вместе. Взятка в таком случае предлагается обеим инстанциям — и паспортистке из жилконторы, и пункту УФМС».

упрощенное получение загранпаспорта: 14 000 р.

Даниил, механик: «Мне нужно было сделать загранпаспорт, но из-за работы не было времени стоять в очереди в ОВИРе. Через знакомых я вышел на рядового сотрудника МИДа, встретился с ней у здания министерства на Смоленке, мы зашли за угол, я вручил паспорт, военный билет и конверт с 14 000 р., через неделю мне выдали паспорт».

прописка в Москве: 100 000 р.

Ольга, сотрудник фирмы по оформлению регистраций: «Мы прописываем по заявлению собственников — людей, которые к нам приходят и предлагают свои квартиры. Хотя клиент там прописан, он не владелец квартиры, у него нет никаких прав. Деньги распределяются между нашей фирмой, собственником и чиновниками. Есть некоторые моменты, на которые последние должны закрыть глаза. Без взяток, например, не получится прописать 20 человек в одной квартире. Люди, которые оформляют вам прописку, знают, что все это на коммерческой основе, и они могут придумать тысячу причин для отказа. Собственник получает 30 000 рублей за каждого прописавшегося, остальное — доход фирмы. Но когда прописавшихся в квартире становится неприлично много, часть из оставшихся 70 000 рублей идет на взятки».

ЭКСПЕРТ:

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие»: «Закон о правовом положении иностранных граждан — один из самых взяткоемких, хотя изначально он должен был защитить трудовой рынок. В нем есть понятие квоты — это число разрешений на работу, которое может выдать чиновник. Квот мало, примерно 50 000–55 000 в год, поэтому чиновник, который их распределяет, будет все их продавать. Коррупционная цепочка выглядит так. Человек приезжает из Узбекистана зарабатывать деньги, обращается в миграционную службу, ему говорят, что квот нет. Он находит некую фирму, связанную с миграционной службой, или частного посредника (у них объявления в метро и на улицах висят) и за определенную сумму ему приносят эту квоту. Цены разные — от 2 000–3 000 до 10 000 рублей. Хорошо, квоты распродали, взятки взяли, приезжие работают. Работодателя начинает проверять ин­спекция, у него незаконно работают наемники. Проверяющие говорят: «Ты нам за этих двух заплати столько-то, а за остальных не нужно». Снова возникает место, где можно взятку дать. А с другой стороны, сам приезжий дает взятку милиции, чтобы она его не депортировала. Взятку дают в любом случае».

Ковер и ножи
«Пономаревский районный суд Оренбургской области приговорил к крупному штрафу гражданина Молдавии, который по версии следствия пытался дать милиции необычную взятку — он предложил стражам порядка ковер и набор ножей». РИА «Новости», 7 октября 2009 года;

Дрова

«В прошлом году в Челябинске осудили преподавателя, бравшего взятки дровами». портал «Экономическая безопасность», 7 июня 2010 года; фотография: Надя Филатова/ coma-lab


Армия

средняя стоимость: от коробки конфет до €10 000 за военный билет

военный билет: $4 000–7 000

Алексей, пиарщик: «Когда я стал искать способы откосить от армии, товарищ дал один телефон, я позвонил — на том конце провода оказался приятный мужик, бывший военный, прошедший Афган. Он открыто сказал, что да, может помочь, спросил, к какому военкомату я приписан, объяснил, что цена варьируется от $4 000 до 7 000 в зависимости от «вредности» военкомата. Про мой он сразу сказал, что военкомат «непростой», и назвал цену в $6 000. Я при­ехал к нему домой с деньгами. Как я понял, ему самому уходит часть денег как продюсеру, остальное он отдает своему человеку в центральном военкомате, а дальше они расходятся между всеми остальными.

Когда пришла повестка в военкомат, я явился на медкомиссию. Главврач был явно обо мне предупрежден, расспрашивал про все возможные заболевания и расстраивался, когда не мог найти, за что уцепиться. Ничего не найдя, написал мне направление на амбулаторное обследование. После этого мне позвонила женщина, представилась координатором. В больнице я стал ходить по кабинетам, которые мне она называла по телефону. Мне проверяли сердце, я крутил педали велосипеда, делал зарядку, а потом мне повесили на шею штуку размером с два айфона и наказали ходить с ней несколько дней, даже спать с ней, нельзя было пользоваться мобильным телефоном и микроволновкой. Этот агрегат снимал показания работы сердца. В конце «обследования» мне выдали заключение, в котором было написано, что у меня врожденный порок сердца. Через пару недель я получил военный билет рядового запаса».

ЭКСПЕРТ:

Сергей Кривенко, член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: «Граждане не знают своих прав. Приносит призывник в военкомат медицинские документы, которые фиксируют его диагноз (име­ет право пройти обследование, где хочет — лишь бы организация имела гослицензию), диагноз соответствует негодности по состоянию здоровья. А сотрудники военкома — «не верят» и бесконечно направляют парня на дополнительные обследования. «Теряют» справки из вузов. Направляют на стационарное обследование в психиатрическую больницу (хотя по закону — только добровольно). Посылают к ребятам на дом сотрудников милиции — и те вламываются в квартиры в 5–6 утра, доставляют насильно в военкоматы (сотрудники милиции имеют право только произвести розыск призывника — и только для вручения ему повестки). Постоянно дезинформируют призывников, пугают прокуратурой и т.д. Распускают слухи, что в этом году военная служба 1 год, а в следующем будет 2 и более — так что идите сейчас. В результате нагнетается атмосфера страха, истерии и агрессии. Была информация о даче взятки за то, чтобы идти в армию в этом году, «пока срок службы 1 год», — из опасения, что в следующем году он будет увеличен. Зафиксирован также случай дачи взятки за то, чтобы оставили служить в Москве, — около €3 000».


Суды и прокуратура

средняя стоимость: закрыть дело (в зависимости от статьи) - от 100 000 р. до ∞

переквалификация уголовного дела: €26 000

Геннадий, архитектор: «В прошлом году я участвовал в сборе денег для спасения друга от тюрьмы. Он надрался и пришел в супер­маркет «Звездочка», где решил украсть банку тушенки и двух трансформеров. Засунул это в куртку и пошел из магазина. Его заподозрил охранник и решил досмотреть. Друг выстрелил в него из газового пистолета, побежал, врезался в дверь, упал, побежал дальше, его догнал другой охранник, друг снова выстрелил, но его скрутили и отвезли в отделение. Парня посадили в КПЗ, где он провел 5 дней. Ему собирались дать до 7 лет за вооруженное спланированное групповое ограбление — групповое, потому что за происходящим наблюдали его пьяные дружки. В общем, пока парень сидел, его друзья и родственники собирали деньги. Мы собрали €26 000, 6 000 из них пошли адвокату, остальные — судье и всем заинтересованным лицам. Переговоры вел адвокат. Сошлись на том, что парня не посадят в СИЗО и дело закроют. Его выпустили под подписку о невыезде, но менты киданули — дело не закрыли. В общем, он полгода жил в ожидании суда, который закончился тем, что ему дали год условно вместо 7 лет».

Анатолий, сотрудник следственного управления СКП РФ по Москве: «Только следователь решает, как трактовать действие подозреваемого, по какой статье его обвинить, в каком объеме провести следствие и какие именно назначить экспертизы. «Заинтересовав» следователя, можно повлиять на любые его действия и на степень последующего наказания.

Белая кость среди коррупционеров в погонах — прокуроры. Это связано с их особым правовым статусом. Они как представи­тели государства надзирают за соблюдением всех законов во всех сферах. Только прокурор принимает решение, отправить дело дальше в суд или вернуть обратно следователю для устранения нарушений. Он также может дать или не дать санкцию на задержание и оперативную разработку человека. Если прокурор мне говорит, что дело надо переквалифицировать на более мягкое обвинение, спорить с ним я не буду. Средний стаж работы моих следователей — один год, и дела после их работы выходят абсолютно сырыми и с массой нарушений. Прокурор об этом прекрасно знает. Если я не пойду ему навстречу и откажусь выполнить его просьбу, он просто откажется в дальнейшем утверждать все сырые дела и будет бесконечно возвращать их на доследование. А уж почему прокурор требует закрыть дело или переквалифицировать — можно только догадываться.

переквалификация или закрытие уголовного дела следователями: $3 000–1 000 000

Твердых расценок на подобные услуги не существует. Все зависит от тяжести преступления, его резонансности, платежеспособности обвиняемого. Уголовный кодекс, в принципе, позволяет трактовать одно и то же преступление по совершенно разным статьям. Например, получение взятки можно перевести на более мягкое обвинение — мошенничество. Логика в данном случае простая: чиновник получил взятку под обещание что-то сделать, но его должность не позволяла выполнить это обещание, поэтому его действие можно трактовать как мошенничество. Для этого следователю достаточно доказать, что на своем посту чиновник просто не мог выполнить этих обещаний. А, например, достаточно серьезное обвинение «применение насилия против сотрудника правоохранительных органов» можно легко перевести на административное правонарушение — мол, хулиган споткнулся и, падая, задел того самого сотрудника. Закрыть можно практически любое дело, начиная с кражи и заканчивая убийством. Как показывает судебная хроника, за закрытие мелкого дела в Москве следователи просят $3 000–10 000. Переквалификация на менее тяжкое обвинение стоит от $10 000 до 20 000. Закрытие крупного дела — от $100 000 до 1 млн.

различные «услуги» прокурора: $5 000–5 000 000

Переквалифицировать уголовное дело через прокурора стоит от $10 000 до 200 000. Замотать дело, бесконечно возвращая на доследование, — от $100 000 до 300 000. Направить грозное предписание в адрес какого-либо руководителя — от $5 000. Уровень коррумпированности прокурора продемонстрировало дело Вячеслава Трофимова, ­зампрокурора Северного округа Москвы, ­которому в декабре был вынесен приговор. Он вымогал за закрытие уголовного дела о контрабанде $3 млн, хотя до этого уже успел получить 9 млн рублей, роскошный суперкар Bentley Continental GT стоимостью $180 000 и катер за $160 000».

признание наследником без экспертизы в суде общей юрисдикции: $2 000–5 000

цена апелляции в арбитражном суде: $20 000–25 000

выигрышное дело в кассационной инстанции арбитражного суда: $100 000

Ольга Дворянчикова, адвокат: «Все случаи я знаю со слов моих клиентов. Существуют люди, так называемые стряпчие, они говорят: у нас есть знакомый, который может освободить от ответственности. Стряпчими могут быть люди, которые носят в зале суда еду, или секретари. Причем секретари иногда просят взятки, просто предполагая результат дела. Чем выше судебная инстанция, тем больше задействовано посредников. До самих судей доходит 20–25% — большая часть остается посредникам.

За 12 лет работы я не слышала ни одного ­случая, чтобы судью привлекли к ответственности за взятку. Это самая скрытая преступность. Даже возбудить дело в отношении судей на практике невозможно благодаря особому статусу судьи, который определен в законе «О статусе судей» — причем его положения напрямую противоречат статье 19 Конституции РФ, где говорится, что перед законом и судом все равны, независимо от занимаемой должности».

ЭКСПЕРТЫ:

Николай, сотрудник следственного управления СКП РФ по Москве: «У силовиков в роли посредников обычно выступают адвокаты. У каждого следователя есть «придворный» адвокат, который и решает все вопросы, связанные с вымогательством и получением взяток. На все вопросы следователь обычно говорит: «Вот тебе визитка хорошего адвоката, он тебе поможет». Такой «за­щитник» не тратит время на участие в следственных действиях и судебных процессах и зачастую даже не обладает достаточными юридическими знаниями. Его задача — быстро развести клиента на деньги и передать их часть следователю, оперативнику или судье. Неформально подобных адвокатов-посредников называют «верблюдами». Даже сами представители адвокатского сообщества признают, что среди них работает от трети до половины «верблюдов».

Многие коррупционные сделки через адвокатов — это обычное мошенничество. Адвокат обещает клиенту помощь, берет у него деньги якобы на взятку следователю и присваивает их себе. Я однажды вызвал обвиняемую для предъявления обвинений по другим эпизодам, и это ее очень удивило. Она даже стала на меня кричать, что я, мол, обнаглел, получил деньги, но дело не закрываю. Как оказалось, адвокат получил от нее 300 000 рублей якобы на взятку мне, пообещав закрыть дело».

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета: «Коррупция в судопроизводстве бывает двух видов: прямой финансовый подкуп и давление. Размер подкупа начинается от $50 000 и доходит порой до нескольких миллионов долларов: принятие нужного решения, заключение под стражу, рейдерские захваты.
http://professionali.ru/Topic/31500929

26 февраля 1815 года.


Ровно 196 лет назад, час в час, в семь часов вечера 26 февраля 1815 года, из главного города острова Эльба Порто-Феррайо тихо вышла небольшая флотилия маленьких суденышек. На них находились около 1 100 человек, три лошади и четыре пушки.
Так началось одно из самых удивительных событий в истории, получившее название "сто дней".
Когда о высадке Наполеона в бухте Жуан стало известно, все решили, что разбойник Бонапарт, очевидно, сошел с ума, потому что не сумасшедший никогда бы не решился на подобный поступок.

Все в этой эпопее напоминает легенды о героях древности, бросавших вызов богам. Причем, героями были многие, не только сам Наполеон.

И каждый из этих ста двадцати трех дней с 26 февраля по 15 июля, дня Ватерлоо, сам по себе похож на миф и может служить сюжетом захватывающего фильма.

Приведу только несколько выдержек из воспоминаний современников.

7 марта утром Наполеон прибыл в деревню Ламюр. Впереди в отдалении виднелись войска в боевом строю, загораживавшие дорогу и имевшие задачу взорвать мост у Пэнго. Наполеон долго смотрел в подзорную трубу на выдвинутые против него войска. Затем он приказал своим солдатам взять ружье под левую руку и повернуть дулом в землю. «Вперед!» - скомандовал он и пошел впереди прямо под ружья выстроенного против него передового батальона королевских войск.

Начальник этого батальона поглядел на своих солдат, обратился к адъютанту командира гарнизона и сказал ему, указывая на своих солдат: «Что мне делать? Посмотрите на них, они бледны, как смерть, и дрожат при одной мысли о необходимости стрелять в этого человека». Он велел батальону отступить, но они не успели. Наполеон приказал 50 своим кавалеристам остановить приготовившийся отступать батальон. «Друзья, не стреляйте! - кричали кавалеристы.- Вот император!» Батальон остановился. Тогда Наполеон подошел вплотную к солдатам, которые замерли с ружьями наперевес, не спуская глаз с приближавшейся к ним твердым шагом одинокой фигуры в сером сюртуке и треугольной шляпе. «Солдаты пятого полка! - раздалось среди мертвой тишины.- Вы меня узнаете?» - «Да, да, да!» - кричали из рядов. Наполеон расстегнул сюртук и раскрыл грудь. «Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» Очевидцы до конца дней своих не могли забыть тех громовых радостных криков, с которыми солдаты, расстроив фронт, бросились к Наполеону.
Солдаты окружили его тесной толпой, целовали его руки, его колени, плакали от восторга и вели себя как бы в припадке массового помешательства.
(генерал Друо).

В Гренобле жители не смогли открыть вовремя ворота Наполеону, закрытые комендантом города, и вручить ему ключи от них.
Вечером они сорвали эти ворота и принесли их к гостиннице, где остановились Наполеон и генералы Камброн, Друо, Бертран.

(Стендаль, "Жизнь Наполеона").


Замечательны заголовки газет, сообщавших о высадке и продвижении Наполеона:

Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан». Второе известие: «Людоед идет к Грассу». Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль». Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион». Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло». Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».

К чему, собственно, я вспомнил об этом событии, когда о нем написаны тысячи книг и диссертаций, десятки тысяч статей и романов.

На смену "эпохе титанов", по словам Стендаля, пришло время золотого тельца. Такое, как сейчас.
Время, вызывающее разочарование в человеческой природе.
И потому, воспоминание о генерале Камброне с его "Гвардия умирает, но не сдается", о графине Лавалет, заменившей в тюрьме приговоренного к растрелу мужа, о трактирщике из деревушки Сернон позволяет верить, что время подлецов не будет длится вечно.

среда, 23 февраля 2011 г.

воскресенье, 20 февраля 2011 г.

Почти по Ленину: Граждане России! Вы считаете, у вас ЕСТЬ "своя" земля?

Алексей Акчурин написал эту заметку.

Вот спрашивал-спрашивал я по всей Сети, почему это вдруг так всполошились исследователи жизни и творчества михалковых, ненависники гомосексуалистов, переносчики тел с Красной площади, продавцы мобильников по паспортам и прочие мединские, а в довеск к ним еще и правительство Японии и США. Теракт уже произошел, невиновных сняли с работы, оставив на работе, резонанс утих, а отвлекают наше внимание все сильнее и сильнее - в чем дело? Не иначе, как новый антинародный закон принять решили - вот только какой?
Наконец один умный человек сжалился и подсказал. Оказывается не так давно был принят в первом чтении новый законопроект. Пока мы тут обсуждаем кто там и чего КУРИЛ в США и Японии, закусывая телом Ленина ;) нас могут в очередной раз "кинуть".
Речь идет об отмене всех проектов межевания в городах. Теперь при межевании будут учитывать только границы СУЩЕСТВУЮЩИХ (вернее, зарегистрированных!) УЧАСТКОВ.
И если вашего участка еще нет в кадастре, то после принятия законопроекта ЕГО УЖЕ НИКОГДА ТАМ НЕ БУДЕТ!
Или вы будете выкупать "собственную" землю (ту, на которой стоИт ваша многоэтажка, да еще с придомовыми территориями) по цене, которую вам назначат жадные чиновники.
Если сможете, конечно ...
Кроме отмены проектов межевания, предусмотрена еще и отмена зонирования по генплану.  То есть все усилия и финансы, потраченные на разработку проектов межевания и генеральных планов городов, ФАКТИЧЕСКИ СЛИТЫ В СОРТИР.
Люди! Проверьте наличие участка вашего дома в государственном кадастре!
(Карта ЗДЕСЬ)
ЕСЛИ ВЫ НЕ НАШЛИ его, СРОЧНО пишите об этом в мэрию!
Требуйте его сформировать И ПОСТАВИТЬ на кадастровый УЧЕТ! СРОЧНО!!!
Если не остановить это сейчас, получим  ПРИВАТИЗАЦИЮ ГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ "ПО ЧУБАЙСУ"!
Имеется отзыв на законопроект Института Экономики Города - скачивайте и читайте.

суббота, 19 февраля 2011 г.

Молекула года 2010.


Вы, возможно, удивитесь, но, оказывается, выбирают не только людей, но и Молекулу Года.
Звучит это несколько странно, но очень серьезно.

За её потенциальные возможности в будущем лечении рака FOXM1 названа Международным Обществом Молекулярной и Клеточной Биологии и Биотехнологии (ISMCBBPR) Молекулой Года 2010.


ISMCBBPR избрало именно эту молекулу потому, что именно она может сыграть большую роль в изучении и лечении онкологических заболеваний.
В статье, опубликованной в прошлом году в журнале Molecular Cancer исследователи из Великобритании показали, как сверхэкспрессия FOXM1 дестабилизирует цикл клетки, вызывая неконтролируемый рост, вплоть до развития рака.
Еще в 2002 году  FOXM1 была названа первым онкопротеином, способным вызывать рак в случае сверхэкспрессии. За прошедшее с этого момента время, исследователи установили связь FOXM1 с раком легких, печени, груди и мозга. Но было непонятно, КАК этот белок может вызвать страшное заболевание.
Чтобы лучше понять процесс, группа исследователей, возглавляемая Муй-Тек Тэ (Muy-Teck Teh) из Лондонской Школы Медицины и Стоматологии вызывали сверхэкспрессию     
    
FOXM1 в нормальных стволовых клетках орального эпителия, подталкивая клетки к гиперплазии, промежуточному состоянию перед возникновением рака.
В своих экспериментах Тэ и его команда обнаружили, что FOXM1 связана с процессом роста и деления клетки.  В нормальном состоянии FOXM1 контролирует процесс роста клетки, а при ее делении отвечает за распределение генетического материала между двумя дочерними клетками.
Но в случае сверхэкспрессии FOXM1, белок теряет контроль над процессом роста клетки.
В этом случае нарушается нормальное распределение хромосом, - говорит Тэ, что также может вести к онкологии.
Поэтому, FOXM1 стала очень популярным объектом исследований, нацеленных  на предупреждение онкологических заболеваний.
Трудность заключается в том, что, заблокировав FOXM1, исследователи затрудняли процесс деления клеток, - отмечает Тэ, - а это не очень хорошо. FOXM1 необходим для нормального развития организма. Предыдущие исследователи блокировали белок у мышей и они очень быстро погибали после рождения от сердечной недостаточности.
А у человека проблема еще сложнее, потому что у нас есть три разновидности этого белка “a”, “b” и “c”.  И если “a” неактивен в клетках человека, то “b” и “c” явно замешаны в процессе возникновения страшного заболевания.
Теперь перед Тэ и его командой стоит задача понять, как FOXM1 вынуждает клетки переходить к гиперплазии.

Давайте «поболеем» за этих ребят! Пусть им повезет.
А значит и всем нам.

пятница, 18 февраля 2011 г.

Перси, любознательный кот.

Понедельник, 19 октября 2009. Yorkshire Post
http://www.yorkshirepost.co.uk/news/around-yorkshire/local-stories/meet_percy_the_cat_who_travels_by_train_to_watch_the_fish_at_marine_life_centre_1_2307213

Хозяева кота, который регулярно садится на поезд, чтобы добраться до зоопарка в Скарборо наблюдать за его обитателями, говорят, что его не смущает нынешнее состояние знаменитости.

Перси - теперь самый знаменитый домашний питомец в Скарборо(Scarborough). Его хозяева, Энн и Йейл Майкл были поражены, когда прочитали в газете Scarborough Evening News, что их любимец стал местной достопримечательностью. Они и не подозревали, что Перси едва ли не каждый день отправляется из их дома на Green Howard's Drive и поездом добирается до морского зоопарка.

Шестилетнее животное проводит день наблюдая повадки рыб и дельфинов, прежде чем, когда придет время, сесть на поезд миниатюрной North Bay Railway и отправиться домой.

Миссис Майкл говорит, что новая для Перси роль туристической достопримечательности, совершенно не мешает Перси.

"Он ласковый, большой и дружелюбный кот. Он очень, очень независимый, летом ходит куда захочет. Но зимой большую часть времени он спит на моей кровати, набираясь сил на лето."

Хозяева Перси и не подозревали, что он вот уже пять лет не только пользуется железной дорогой, чтобы добраться до места назначения, но и стал любимцем железнодорожников. У него есть собственный коврик на станции и закрепленное место в вагончике поезда.

"Он, кажется, знает, когда надо садиться на поезд и когда выходить," - говорят на станции.

"Затем он идет в зоопарк и наблюдает за пингвинами и рыбой. Он просто смотрит на них, как будто изучает их поведение."

Тамсин Маттон-Мак-Найт, директор зоопарка, говорит, что Перси ведет себя лучше, чем некоторые посетители, и с ним никогда не было неприятностей.

"Пингвины не очень любят его, но он никогда не ведет себя неуважительно, просто сидит и наблюдает, - говорит она, - Он никогда не пытается залезть в бак с рыбой.

Фил Харт, сторож железной дороги, говорит: "Перси приходит каждый день. Он сам садится и сходит с поезда и точно знает время, когда приходит поезд. Пассажиры любят его и заботятся о нем. Он очень добрый кот."

А седьмого ноября 2010 года Перси показали и на канале Animal Planet. Теперь он не только местная знаменитость.
Я хотел выложить ролик с Перси, но обещал, что буду смотреть его только вместе с одним человеком.

четверг, 10 февраля 2011 г.

Лицемеры.

Каждое утро, мой сосед по работе, ББ, рассказывает мне о событиях в мире. И обсуждает аморальность нынешнего времени.

Его возмущают отношение к старикам, отношение бизнесменов к рабочим и друг к другу, отношение государства к гражданам и продажность судей, повсеместный обман и коррупция.

При этом он молчал, когда его партнер обманывал рабочих. Молчал, когда один из партнеров выживал и обманывал его старых товарищей. Молчал, когда женщина-архитектор сделала работу, а его партнер тянул с оплатой и потом заплатил в три раза меньше обещанного. Молчал, когда рядом с ним голодал его товарищ, спасший его от разорения.

Когда я спросил, как это соотносится с его моральными принципами, он ответил, "а что я мог сделать?"

Этот же партнер, старается всеми силами обокрасть ББ. И обсудив вопрос с "кидаловом", тут же начинает рассуждать о всеобщей подлости и нечестности.

Противно.

понедельник, 7 февраля 2011 г.

воскресенье, 6 февраля 2011 г.

Россияне готовы бежать от «господина полицейского».


Санкт-Петербург, 6 февраля. Большинство россиян предпочтет не обращаться к полицейскому «господин», а просто убежит от стража порядка. Такие данные показал опрос, проведенный «БалтИнфо».
Большинство респондентов, на вопрос: «Как Вы будете обращаться к полицейскому?» ответили, что говорить с  ним не о чем и «надо от него бежать» (51%). Вторым по популярности оказался ответ «просто на «Вы» - он набрал 22% голосов.
Только 10% россиян готовы обращаться к стражам порядка «господин полицейский».
Среди прочих вариантов обращений - «Товарищ милиционер» (8%), «Гражданин начальник» (5%) и «Офицер» (5%).
Напомним, отвечая на вопросы журналистов в ходе обсуждения закона «О полиции»глава МВД РФ Рашид Нургалиев, предложил, обращаясь к полицейским, использовать форму «Господин полицейский». Потому что, по мнению министра, «так везде говорят».http://www.baltinfo.ru/2011/02/06/Rossiyane-gotovy-bezhat-ot-gospodina-politceiskogo-186746

Птенцы гнезда Валериева. Паскуда.


Свое не очень благозвучное прозвище Виталик получил по самому незначительному поводу, можно сказать ни за что.
Его старший брат Игорь работал на самосвале. Как то, по случаю, ему удалось спереть целую машину угля. Естественно, государственного, по карманам Игорь не шарил. Загрузив свой самосвал «под завязку», он в обеденный перерыв приехал домой пообедать, а заодно пополнить семейный бюджет, предложив по дешевке уголь соседям.
Оставив машину возле узенького переулка, ведущего к их дому, Игорь спокойно направился к себе. Тут же, по дороге, он успел сговориться с соседкой тетей Шурой о сбыте так счастливо доставшегося ему угля. Благо дело было взаимовыгодным – Игорь, не прикладая рук, получал 50 рублей, а тетя Шура – три тонны угля по цене двух.
Дома была только бабушька, именно так, с мягким знаком, все называли старушку, державшую, несмотря на преклонный возраст, в руках всю местную молодежь. Бабушька пользовалась непререкаемым авторитетом и часто, во время всевозможных гуляний, сопровождавшихся возлияниями, старушка пресекала на корню возникавшие конфликты. Большой жизненный путь, пройденный в окружении не самых законопослушных граждан Одессы, делал бабушьку ценным советчиком в самых рискованных предприятиях.
Старушка подогрела борщ, поставила на стол казан с картошкой и выслушала «отчет» Игоря о добыче и сбыте угля.
В дом вошла тетя Шура. Она посмотрела уголь и он ей очень понравился.
- Антрацит, Петровна, - сказала она, передавая Игорю деньги, - еще, Игорек, с меня бутылка.
Пока женщины беседовали, Игорь доел обед, умылся и направился во двор.
- Идем, тетя Шура, покажешь, куда сгружать.
Втроем они прошли во двор тети Шуры и осмотрели пути подъезда к месту выгрузки. Затем Игорь отправился за машиной, а тетя Шура стала устанавливать доски, чтобы уголь не рассыпался по всему двору.
Вскоре послышалось урчание двигателя и во двор, переваливаясь на колдобинах, медленно стал въезжать самосвал. Приоткрыв дверцу кабины, Игорь выруливал к месту хранения топлива. В этот момент он увидел, что бабушька машет ему руками. Машина остановилась.
- Ну, и чего ты приехал? – спросила бабушька. – Где уголь?
Стоя на подножке, Игорь заглянул в кузов. Там было пусто.
Когда первая волна чувств отхлынула и к Игорю вернулся дар речи, бабушька сразу прекратила его поползновения разобраться с неизвестным похитителем.
- Езжай на работу, - сказала она, - вечером разберемся. А мы с Шурой в город съездим.
Впрочем, расследование преступления не заняло много времени. Похититель сам выдал себя. Когда Игорь и бабушька вечером вошли в дом, в кухне, положив голову на стол спал пьяный Виталик. Напротив сидел Белый и задумчиво смотрел на отступника.
- Вот он ваш уголь, - усмехнувшись сказал он. – Продал его в соседнем переулке.
Игорь закипел. Бегая вокруг стола, он попеременно хватал то ремень, то скалку, то размахивал ножом.
- Выпорю… прибью…, - кричал он.
- Брось лезву, му…к - сказала бабушька, - Проспится, разберемся… Паскуда…

среда, 2 февраля 2011 г.

Великий Сэнсэй




Дребезжащий всеми своими заслуженными железными внутренностями трамвай 20-го маршрута уже собирался нырнуть в пролет пересыпского моста, когда я успел подбежать к рельсам и поднять руку. Было уже около одиннадцати вечера, и ждать, пока он сделает круг и вернется, пришлось бы минут сорок.
С грохотом, который усиливали стены тоннеля, мы нырнули под мост. Я сел в углу и открыл сборник Борхеса, удачно купленный утром в магазине иностранной литературы возле «Двух Карлов». «Два Карла» - это винный подвальчик, располагавшийся на пересечении улиц Карла Маркса и Карла Либкнехта. Уже потом из подвальчика сделали более современный пивбар, и Одесса потеряла одну из своих достопримечательностей.
Открыв книгу, я стал читать «Евангелие от Марка». Но вскоре мне пришлось бросить это занятие. В спешке запрыгнув в вагон, я не заметил, что там было человек пять моих учеников. Как выяснилось, столько же было и в первом вагоне, и на первой же остановке они переместились поближе к нам. Спустя несколько минут я сидел в окружении молодой усатовской поросли и мучил их примерами применения закона Бернулли и эффекта Магнуса в мореплавании и футболе. Должно быть, это какое-то отклонение в моей психике. К примеру, сегодня утром, 1-го февраля 2011 года, когда мой коллега указал мне на красные облака над восходящим солнцем, меня понесло объяснять ему рассеяние света по закону единица на лямбда в четвертой. Ладно, врачи разберутся.
На остановке «Лакокрасочный завод» в вагон с шумом ввалились еще человек десять. Мои десятиклассники-вечерники. Нас стало много, и разговор разбился на несколько частей, тем более что вошедшие, подойдя к нам, стали о чем-то шушукаться.
Возле завода «Биостимулятор» «заговорщики» подошли поближе и сказали: «Валерий Дмитриевич, мы хотели завтра, но раз уж встретились»… - и протянули мне коробку сигар. Я смутился, но радость не позволила мне даже сделать попытку отказаться от такого подарка. Дело в том, что мой друг, работавший на Кубе представителем фирмы «Советский сахар», приохотил меня к кубинским сигарам, регулярно привозя мне годовой запас. Но потом его перевели в Чехословакию, и я остался у разбитого корыта. А здесь целая коробка! Я с умилением смотрел на подпись Гарольда Упмана на коробке, предвкушая шикарный вечер.
- Всем удаляю по одной двойке, - великодушно сказал я.
- Закурите, ну закурите, а мы посмотрим, - раздались голоса моих учеников.   
- Но сигару нельзя курить в спешке.
- Так еще двадцать минут ехать, - сказал Семен Шмаков.
- Да и в трамвае…- замялся я.
- Ну, пожалуйста, - стали канючить мои воспитанники.
Я сдался. Мне поднесли спичку, и я затянулся настоящей гаваной.
Облака дыма поплыли по вагону. Разговор возобновился, и меня стали посвящать в сельские новости.
- Валерий Дмитриевич, - сказал кто-то из ребят, - вы бы не ходили так поздно по селу.
- Но мне-то чего бояться, меня же все знают.
- Да… А вдруг залетный.
В этот момент трамвай неожиданно резко остановился, и все непонимающе посмотрели в окно. Тьма. Почему мы остановились посреди поля?
И в этот момент двери трамвая открылись, и в него вошли три милиционера. Они направились ко мне.
- Вы почему курите в трамвае? – спросил один из них. – Пройдемте.
Я вышел из трамвая. Мы подошли к милицейской машине, в народе именуемой «бобиком».
- Где живете, кем работаете?
Я сказал.
- Что ж, будем составлять протокол, - сказал сержант.
- Хорошо, - сказал я, с грустью думая, как мне теперь объясняться с Николаем Диордиевичем.
Сержант положил папку на капот машины и стал что-то писать. Один из его товарищей подсвечивал ему фонариком. Закончив, он протянул протокол мне и сказал: «Ознакомьтесь и распишитесь». 
Вокруг не было ни домов, ни фонарей.
- Темно, - сказал я, - ничего не видно.
- Тогда проедемте с нами, - заявил сержант.
- А вы меня отвезете потом домой? – наивно спросил я.
- В милиции переночуете, - нагло заявил сержант.
Меня эта перспектива не обрадовала.
- Давайте зайдем в трамвай, я там прочитаю и распишусь, - предложил я.
- Собирайтесь, поехали.
Тут к нему подошли другие милиционеры и что-то тихо сказали. Сержант оглянулся.
- А это кто такие? – спросил он меня.
Оглянулся и я. Нас окружали человек двадцать с палками в руках.
- Мои ученики, - ляпнул я растерянно.
- Угу, - пробурчал сержант.
Он о чем-то пошептался с коллегами, затем подошел ко мне, отдал протокол и направился к машине. Машина тронулась и развернулась в сторону Одессы. Окно открылось, оттуда высунулась голова сержанта и сказала: «Каков учитель, таковы и ученики». И резко уехали.
Я пошел к трамваю.  Ученики радостно загалдели, мы вошли в трамвай и стали рассаживаться по местам. Трамвай тронулся и тут же, резко дернувшись, остановился.
- Ой, - вскрикнул один из учеников, - трамвай забыли отвязать!
Оказывается, чтобы трамвай не уехал, они привязали его какой-то цепью к бетонному столбу.
Трамвай отвязали, и мы продолжили наш путь.
- Великий Сэнсэй, - рассмеялась жена моего друга, когда я на следующее утро рассказал им эту историю.

Недавно случайно набрал в интернете «Усатово» и попал на сайт, рассказывающий о борьбе усатовцев против прокладки линии электропередачи через село. Жители рыли рвы,
жгли покрышки и сражались с милицией. Дело еще не закончилось.


Это, конечно, самомнение, но мне бы хотелось верить, что в этом «революционном порыве» есть и моя заслуга.