Revolver Maps

вторник, 31 марта 2015 г.

Правила древних стоиков, полезные до сих пор.


Если вас все время что-то тревожит или даже вы думаете, что у вас депрессия, вам могут помочь советы древних философов-стоиков.
Сразу оговорюсь, стоик, это совсем не тот, философ, который избегает эмоций, как часто думают.
Комбинация стоических принципов и психологии – весьма эффективный способ решения ваших повседневных проблем. Классические идеи могут помочь нам справиться с тревожащими нас чувствами и эмоциями.
1)                 Нас заставляют страдать не события, а наше отношение к ним.
Стоики считали, что мы можем изменить наши чувства, поняв, как они связаны с нашими ожиданиями и отношением к ним. Часто то, что заставляет нас страдать, это не то, что с нами произошло, а то, как мы к этому относимся. Своим отношением к трудной ситуции мы можем сделать её еще хуже. Это вовсе не значит, что надо “мыслить позитивно”, как этому нас сейчас все учат, это значит, что нам просто надо быть внимательнее к нашему отношению и к нашим ожиданиями, которые и формируют наши эмоции.
2)                 Наши представления часто бессознательны, но мы можем сделать их осознанными, задавая себе вопросы.
Сократ говорил, что мы идем по жизни, как лунатики, не спрашивая себя, верно ли наше мнение о жизни и представление о ней. Способ сделать наши подсознательные представления осознанными довольно прост – надо задавать себе вопросы: Почему я так сильно реагирую? Какое мое мнение и представление ведет к этому? Действительно ли мое мнение верно? Где этому доказательства?
Стоики вели что-то типа дневников, куда записывали свои автоматические реакции и анализировали их.
3)                 Мы не можем контролировать все, что с нами происходит, но мы можем контролировать то, как мы на это реагируем.
Эпиктет подразделял весь человеческий опыт на два вида – вещи, которые мы контролируем и то, что вне нашего контроля. Мы не контрлируем других людей, погоду, экономику, наше тело и здоровье, то, что о нас говорят, прошлое и будущее. Единственное, что мы полностью можем полностью контролировать это наши представления – если мы этого захотим. Но мы, к сожалению, часто пытаемся полностью контролировать что-то внешнее и затем чувствуем неудовлетворение и гнев, когда это не удается. Или, не умея контролировать наши мысли и представления, ищем оправдание во внешних обстоятельствах. Чтобы уменьшить тревожность, неуверенность и остаться верным себе в хаотической ситуации, следует сфокусироваться на том, что вы способны контролировать.
4)           Выбирайте правильные перспективы.
Каждый момент каждого дня нашей жизни мы можем выбрать правильный взгляд на нашу жизнь, на наши действия. Одним из упражнений, практиковавшимся стоиками был Взгляд сверху: если вас что-то тревожит, представьте себя в космическом пространстве, в огромной Вселенной. С этой космической перспективы ваша проблема уже не покажется такой важной – вы превратили гору в прыщ.
Другое упражнение, его так же использовали буддисты и эпикурейцы, заключалось в том, что, если вы слишком беспокоитесь о будущем или переживаете о прошлом, перенести взгляд в настоящее. Сенека говорил друзьям: “Что пользы беспокоиться о прошедшем, разве то, что вы были ничтожны в прошлом, делает вас ничтожными сейчас?”
     5) Сила привычки.
Одна вещь, присутствовавшая у стоиков и которую большинство современных философий игнорируют, фокусируясь на теории, это важность практики, тренировки, повторения, иными словами, привычки. Мы такие забывчивые создания, что нуждаемся в повторении вновь и вновь, пока идея не станет частью нашего повседневного поведения, привычкой. Возможно, полезно вспомнить практиковавшуюся стоиками технику максим, когда они выражали свои идеи в виде легко запоминающихся фраз - “Все в умеренности” или “Лучшая месть – не быть таким, как они хотят” - которые они повторяли в случае необходимости. Часто они носили с собой таблички с любимыми максимами.
     6) “Маневры в поле” жизненно необходимы.
Другой принцип стоической философии, которым пренебрегают современные философы, это “практика”, то есть упражнения в философии. Эпиктет сказал: “Мы можем быть сколь угодно умелы в классах, но на практике можем потерпеть позорную неудачу”. Если вы хотите улучшить характер, развить волю, заставляйте их работать, тренируйте их. Сенека говорил: “Стоик видит в трудностях тренировку”. Представьте, как философ-стоик дает задание укреплять свои привычки или избавляться от плохих – учителя-стоики давали задание тренироваться в приглашении дамы на прогулку, практиковаться в том, чтобы быть добрым к кому-то каждый день, есть простую пищу или бороться с привычкой перемывать кости друзьям.
Представьте, насколько был бы мир лучше, если бы люди не думали, что философия это просто “говорильня”, а тренировались в порядочности.

     7) Добродетель и достоинство важны для счастья.
Стоицизм вовсе не был терапией для хорошего самочувствия; он был этическим учением с особым определением хорошей жизни: Целью жизни для стоиков была жизнь в соответствии с добродетелью. Они верили, что если вы нашли хорошую жизнь не во внешних проявлениях, таких как богатство или власть, а в том, чтобы поступать правильно, то вы всегда будете счастливы, потому что поступать правильно всегда в вашей власти, а не во власти прихотливой фортуны. Требование их философии до сих пор остается справедливым: Поступать правильно всегда в вашей власти.

     8) У нас есть этические обязательства перед нашим сообществом.
Стоики, возможно, были первыми проповедниками космополитизма – идея, которого заключается в том, что мы имеем обязательства не только перед семьей и друзьями, но и перед более широким сообществом, даже перед человечеством. Иногда наши обязательства могут быть противоречивы – между друзьями и обществом или между правительством и совестью.
Стоики часто задавались вопросами: Имеем ли мы моральные обязательства перед людьми на другом конце Земли? А перед другими существами? Перед потомками?

Более полно вы можете прочитать в книге: Jules Evans, Philosophy for Life and Other Dangerous Situations: Ancient Philosophy for Modern Problems



Апостол Павел: «Любовь превозмогает всё»... Кроме бездушия тираспольских чинуш?




Около полусотни тираспольских ребят с ограниченными возможностями каждое утро приходят в реабилитационный центр «ОСОРЦ». Каждый день сотрудники центра делятся с ребятами теплом своей души.
Развивающие игры, занятия физкультурой, работа в мастерской и уборка территории — все, что может помочь этим людям лучше приспособиться к жизни.
К сожалению, государство не сочло возможным взять центр под свою опеку и руководство своими силами изыскивает средства для работы. Люди, занимающиеся таким трудным делом, получают, и то далеко не всегда, весьма и весьма скромную зарплату.
Все просьбы родителей и сотрудников центра просто игнорируются или получают пустые обещания.
Вместо помощи чиновный люд в очередной раз предъявил центру требование освободить большую часть занимаемых помещений.
Как пишут в своем письме родители, выполнение этих требований автоматически повлечет за собой ликвидацию центра «ОССОРЦ».
И что тогда делать людям? На кого оставлять детей днем, когда нужно работать? Кто поможет этим детям?

Поместите в своем блоге, пожалуйста, может удастся помочь людям.


Письмо родителей, чьи дети посещают реабилитационный центр «ОСОРЦ»



Обращаются к Вам родители детей инвалидов, которых в очередной раз хотят ущемить в их правах и лишить возможности элементарного человеческого существования. В настоящее время наш центр посещают около 40 детей, а нуждающихся в нашем городе ещё больше. К детям инвалидам, которые нуждаются в поддержке и заботе государства, вместо этого предъявляют требования, существенно усложняющие их жизнь.

На сегодняшний день наш центр занимает помещение, состоящее из следующих комнат:
1.                  игровая комната
2.                  швейная мастерская
3.                  комната психо-эмоциональной разгрузки
4.                  спортивно-тренажерный зал
5.                  кабинет массажа, совмещенный с раздевалкой.
Из перечисленных комнат, четыре последние комнаты у нас хотят отобрать и отдать детям «МСКОУ-2», которое является государственным учреждением.
     Мы, родители, не против этих детей, посещающих этот центр, но это не значит, что их проблемы нужно решать, ущемляя наших детей. Наш центр консультирования и реабилитации «ОСОРЦ» посещают дети и молодые люди с разной степенью задержки умственного развития — ДЦП, олигофрения, болезнь Дауна, поражения органов ЦНС, шизофрения, микроцефалия, аутизм. И по вашему мнению, многоуважаемые наши чиновники, детям с таким набором заболеваний хватит помещения, состоящего из одной комнаты?
     Мы, родители, неоднократно обращались во все возможные инстанции с криком о помощи, о признании необходимости существования данного центра, но в ответ кроме обещаний мы ничего  не получили, и в конечном итоге Вы решили наших детей согнать в одну комнату, как какое-то стадо, лишив их жизненно необходимых вещей для их здоровья. При этом прекрасно понимая, что при первой же проверке различных контролирующих государственных органов наш центр в конечном итоге будет закрыт в связи с нарушением правил пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологических норм и т. п., из чего можно сделать вывод, что вы сознательно ставите центра в такие условия, в которых он не сможет существовать и по истечению настоящего договора аренды помещения, через 11 месяцев, продление договора становится невозможным из-за невыполнения санитарных и противопожарных норм, что приведёт к пркращени.существования центра, чего Вы, чиновники, многие годы и добиваетесь, кормя нас бессмысленными обещаниями. Закрытие центра будет просто катастрофой семьям с детьми инвалидами, катастрофой, вызванной «заботой чиновников о детях».
     И еще хотим заметить, что в любой цивилизованной стране к людям с ограниченными возможностями уделяют наиболее повышенное внимание, есть государственные центры, а у нас с точностью наоборот. Людям, нарушившим закон, больше сострадания, чем нашим детям, так как даже они находятся на государственном обеспечении.
     Разве мы, родители этих детей, не платим налоги, не работаем в этом государстве? Мы прекрасно понимаем, что в стране, в частности в нашей республике, тяжелое экономическое положение, мы не трубуем чего-то невозможного, мы просто просим Вас, не разрушайте того, чего сами не в силах создать, не отбирайте у нас и наших детей того, что есть на сегодняшний день.
     Призываем Вас, будьте благоразумны, мы все ходим под одним Богом и сегодняшняя наша беда завтра может стать вашей.


четверг, 26 марта 2015 г.

Эпаминонд. Человек на все времена.



В истории, которая, как говорят, в основном представляет собой список преступлений, безумств и несчастий человечества, после самых тщательных поисков мы вряд ли найдем больше десятка упоминаний о людях, которые по своим моральным качествам могут сравниться с Эпаминондом. 
История, как человеческая память вообще, часто странно и бестолково избирательна. Все знают людей, чей вклад в жизнь человечества составляет горы трупов и  десятки сожженных городов, но забывают о людях, жизнь которых может служить некоторым оправданием существования человечества.
Слава она, конечно, хороша сама по себе, но, как говорил Лев Толстой, важно, каким путем эта слава была заработана.

Путь, выбранный для этого Эпаминондом достоин изучения.

Это все произошло где-то лет через 30 после смерти Сократа.

В 370-х годах до н. э. Фивы необычайно усилились. Если до того борьба за гегемонию
(первенство) в Греции традиционно происходила между Афинами и Спартой, то
теперь в этот поединок на равных вступили Фивы.
И не только вступили, но — поразив всех! — тут же неожиданно добились
первенства. В первой же серьезной битве Фив со Спартой (сражение при Левктрах,
371 год до н. э.) фиванцы нанесли сокрушительное поражение ранее непобедимым
спартанцам. И на какое-то время стали в Элладе гегемоном.
Впрочем, что значит «на какое-то время»? Можно сказать конкретнее: Фивы
первенствовали, пока был жив «кузнец» их побед — великий полководец Эпаминонд.
О личности и деятельности этого человека нельзя не рассказывать в школе. Он того
заслуживает — и не в последнюю очередь потому, что почти в любом изложении
античной истории несправедливо остается «в тени». Трудно сказать, по какой
причине, но ныне мало кто даже из образованных людей слышал его имя, в то время
как о Мильтиаде, Фемистокле, Алкивиаде знают многие. А между тем Эпаминонд —
фигура не меньшего, если не большего масштаба. Цицерон называет его «едва ли не
величайшим героем всей Греции» (Цицерон. Об ораторе. III. 139).
Эпаминонд был исключительно одаренным человеком. Особенно блистал он на
полях сражений. Повторим: пожалуй, можно сказать, что он был самым крупным
представителем античного военного искусства вплоть до времен Александра
Македонского(но и Александр и его отец Филипп использовали приемы Эпаминонда). В то же время абсолютно безупречной была его репутация как человека
и гражданина. Если по своим талантам он не уступал Фемистоклу и Алкивиаду, то по
нравственным качествам с ним мог сравниться разве что Аристид. Великий фиванец
был в полном смысле слова «рыцарем без страха и упрека».
Судьба оказалась к Эпаминонду благосклонной. Он уже при жизни пользовался
заслуженной славой спасителя отечества и освободителя Эллады, мстителя за
обиженных, человека, в корне изменившего всю политическую ситуацию в греческом
мире.
Будущий герой родился около 410 года до н. э. в очень знатной, но обедневшей
семье. Он получил прекрасное образование, серьезно интересовался философией,
причем в особенной степени — именно пифагорейской. Вырос он в довольно тяжелые
и мрачные для Греции годы — в период спартанского господства. Спарта в то время
безапелляционно диктовала свою волю остальным государствам Греции. Под ее пятой
находились и сильные Фивы: в 382 году до н. э. на их акрополе был размещен
гарнизон спартанцев, в городе утвердился проспартанский олигархический режим.
В те годы Эпаминонд сознательно не занимался политикой, не видя для этого
реальной возможности в годину порабощения родины. Он жил жизнью частного
человека, предавался интеллектуальным занятиям. Тем не менее он пользовался
любой возможностью, чтобы пробудить в согражданах патриотизм, стремление
освободиться, уверенность в собственных силах. Так, он советовал фиванским
юношам во время общепринятых в греческих полисах регулярных спортивных
тренировок почаще вызывать на состязание в борьбе спартанских солдат. Нередко
фиванцы побеждали в этих поединках. И убеждались: если каждый из них в
отдельности не слабее спартанца, то почему они все вместе взятые должны бояться
спартанского войска?
Нужно сказать, что Эпаминонд, как типичный представитель крестьянской
беотийской цивилизации, с некоторым пренебрежением относился к атлетическим
упражнениям как таковым, не считал их самоцелью и полагал, что они могут быть
полезными только как способ подготовки к воинской службе.
В 379 году до н. э. в Фивах произошел демократический переворот. Правящие олигархи были свергнуты, власть взяло в свои руки народное собрание. Выступление
демократов возглавил лучший друг Эпаминонда — Пелопид. Сам Эпаминонд не
участвовал в перевороте, поскольку считал внутриполисные конфликты, гражданские
войны безнравственными в принципе. Однако немедленно после изменения
политической системы он, призванный согражданами к власти, занял лидирующее
положение в полисе и сохранял его вплоть до конца жизни.
Спартанский гарнизон на фиванском акрополе был осажден и вскоре вынужден
покинуть город. По инициативе Эпаминонда был восстановлен Беотийский союз,
существовавший издавна, но незадолго до того распущенный по приказу спартанцев.
Он являлся мощным военно-политическим объединением всех полисов Беотии во
главе с Фивами, построенный на ярко выраженных централизованных началах. Во
главе союза стояло семь выборных сроком на год высших должностных лиц —
беотархов; четыре из них представляли Фивы и только три — все остальные
беотийские города. Беотархи руководили всей политической жизнью союза, и они же
возглавляли его военные операции. Эпаминонд неоднократно избирался одним из
беотархов.
Беотия — богатая, плодородная и густонаселенная область — после объединения
была в потенциале очень значительной силой греческого мира. Но на первых порах
Эпаминонд не торопился бросать открытый вызов Спарте: он копил силы. За
несколько лет была сформирована очень мощная армия, обученная с применением
передовых приемов военного искусства. Спартанские же власти несколько упустили
из виду резкое усиление Фив и спохватились слишком поздно.
Наконец Эпаминонд почувствовал, что фиванцы готовы бороться со спартанцами на
равных. В 371 году до н. э., возглавляя фиванскую делегацию на общегреческом
конгрессе в Спарте, он решительно выступил против спартанской гегемонии — и это
в то время, когда остальные эллины не смели даже слова сказать против нее.
Пламенная речь Эпаминонда привлекла всеобщие симпатии. Он потребовал от
спартанцев ни более ни менее как предоставления свободы области Мессении,
которая была ими завоевана и порабощена уже много веков назад.
Спартанские власти, потрясенные подобной дерзостью, тут же разорвали
дипломатические отношения с Фивами. А уже вскоре войско Пелопоннесского союза
выступило на Беотию. Но мы уже знаем, чем это закончилось: роковой битвой при
Левктрах. В ней спартанцы были наголову разгромлены, несмотря на то, что они
имели значительный численный перевес — десять тысяч воинов против шести тысяч
у беотийцев.
Командовавший фиванской армией Эпаминонд применил тактику так называемого
«косого клина», совершенно новую для греческого военного искусства. Он
исключительно сильно укрепил левый фланг беотийской фаланги, придав ему
огромную глубину — 50 шеренг воинов (обычная глубина фаланги составляла семь
восемь шеренг), при этом составив его из наиболее боеспособных подразделений, в
числе которых был элитный «священный отряд»: он комплектовался из отборных
воинов, а возглавлял его лучший друг Эпаминонда — Пелопид. Новаторство
Эпаминонда заключалось не только в том, что он усилил один из флангов фаланги, но
и в том, что этот фланг был левым: обычно в древнегреческих армиях основная
наступательная задача возлагалась, наоборот, на правый фланг.
Спартанцы же по традиции построили свою фалангу в форме вытянутого
прямоугольника. В ходе сражения мощный «клин» фиванской армии нанес страшный
удар по правому флангу Пелопоннесского союза и обратил его в бегство. Противники
были наголову разгромлены; погиб даже их командующий — спартанский царь
Клеомброт. А общее количество павших с их стороны достигало тысячи человек.Среди фиванцев жертв почти не было. Именно битва при Левктрах создала
Эпаминонду репутацию гениального полководца. Она и поныне считается одним из
лучших образцов древнегреческого военного искусства.
Добившись установления в Элладе фиванской гегемонии, Эпаминонд после этого
едва ли ежегодно водил войска беотийцев на Пелопоннес. А спартанский полис
терпел поражение за поражением.
На протяжении 460-х годов до н. э. произошло несколько эпизодов, ярко
характеризующих личность Эпаминонда. Должность беотарха позволялось занимать
ровно год, ни днем больше. Но однажды Эпаминонд не вернулся с войском из
Пелопоннеса к сроку сложения полномочий и задержался на полуострове на четыре
месяца, поскольку военные действия шли уж очень успешно и прерывать их было
нецелесообразно. Когда же он с победой вернулся, его привлекли к суду за
нарушение закона. Эпаминонд не отрицал своей вины, сказал, что готов даже на
смертную казнь, но, по словам Плутарха, добавил: «Если вы меня казните, то на
могильной плите напишите ваш приговор, чтобы эллины знали: это против воли
фиванцев Эпаминонд заставил их выжечь Лаконику, 500 лет никем не жженную,
отстроить Мессену (столицу Мессении), 230 лет как разрушенную, собрать и
объединить Аркадию, а для всех эллинов добиться независимости» (Плутарх.
Моралии. 194b). Он, конечно, был оправдан.
Однако, поскольку он не успел к выборам беотархов, на следующий год ему
пришлось участвовать в очередном походе в качестве рядового гоплита. Но, когда
фиванцы были окружены в теснине, командиры беотийцев обратились к нему за
помощью. Эпаминонд временно принял на себя командование и вывел войско из
затруднительного положения.
Погиб он в тяжелом и кровопролитном сражении при Мантинее в 362 году до н. э.
Об обстоятельствах его кончины различные историки повествуют по-разному.
Ксенофонт — современник событий и потому наиболее достоверный в данном случае
автор — просто говорит, что «Эпаминонд пал в бою» (Ксенофонт. Греческая история.
VII. 5. 25). А вот писатели более поздние обставляют его последние минуты разного
рода красивыми подробностями. Корнелий Непот: «Он упал, пораженный издали
дротом… Эпаминонд, понимавший, что рана его смертельна и что он умрет тотчас,
как выдернет из тела застрявший в нем наконечник дрота, терпел до той поры, пока
ему не сообщили о победе беотян. Услышав весть, он сказал: "Вовремя пришел мне
конец — умираю непобедимым" — и, выдернув вслед за тем дрот, тотчас испустил
дух» (Корнелий Непот. Эпаминонд. 9). Плутарх: «В последней битве, раненый и
вынесенный с поля, он позвал Даифанта, потом Иолая, но ему сказали, что они убиты;
тогда он велел заключить с неприятелем мир, потому что больше в Фивах
полководцев нет. И слова его подтвердились — так хорошо он знал своих сограждан»
(Плутарх. Моралии. 194с).
Пожалуй, все эти детали даже слишком красивы, чтобы быть истинными. К тому же,
как видим, между версиями двух авторов — полное противоречие. Особенные
подозрения вызывает рассказ Непота. Он исходит из того, что фиванцы Мантинейскую
битву выиграли, а это не так: она окончилась «вничью». Вообще в античности было
принято, сочиняя биографии великих людей, приписывать им разного рода
эффектные предсмертные слова, не очень считаясь с тем, насколько они
соответствуют действительности.
Эпаминонд, по сообщениям греческих и римских авторов, посвятил отечеству всю
свою жизнь без остатка. Не имел даже семьи, на вопросы любопытных отвечая: «Мои
дети — это мои победы» (Корнелий Непот. Эпаминонд. 10). Жил небогато и был
совершенно бескорыстным. Как-то от персидского царя ему была прислана крупнаясумма денег, но он не принял дара, сказав: «Если царь хочет полезного Фивам, то я и
бесплатно буду его другом, а если нет — то врагом» (Плутарх. Моралии. 193с).
Пожалуй, эти слова могут послужить лучшей характеристикой Эпаминонда.


Источники:
Игорь Суриков. Пифагор
Цицерон. Об ораторе.
Корнелий Непот. Эпаминонд
Плутарх. Моралии.
Ксенофонт. Греческая история.


среда, 4 марта 2015 г.

Как легче запомнить карту Великобритании.

Детям и родителям.

Еще в школе, на уроках географии, при изучении карты Великобритании, учитель советовал, как легче ее запомнить. Весь остров напоминал очертаниями человека, скачущего верхом на свинье. Его высокая шляпа — север Шотландии, ее гористая часть. Голова и туловище — средние и нижние области Англии. Голова свиньи — Уэльс, передние ноги — полуостров Корнуолл, задние ноги — холмистые долины Кента. А задняя часть туши — большая выпуклость — Эссекс, Суффолк и Норфолк, которые выпячиваются в Северное море.




Источник: Чарльз Тодд

понедельник, 2 марта 2015 г.

Рак – лучший способ умереть, - говорит врач, - и нам следует перестать пытаться лечить его



Доктор Ричард Смит сказал, что рак даёт возможность больным сказать до свидания, а боль можно перенести с “любовью, морфием и виски”


Рак это лучший способ умереть, потому что он даёт возможность людям прийти в согласие со своей совестью, заявил бывший редактор Британского Медицинского журнала.

Доктор Ричард Смит, почетный профессор Уорвикского университета, сказал, что медленная смерть дает время проститься с любимыми, послушать любимую музыку или поэзию и оставить прощальное послание. (Нечто подобное организовал герой Энди Гарсии в фильме “Что делать мертвецу в Денвере”)

Он заявил, что любую боль умирания можно перенести с помощью “любви, морфия и виски”.

В блоге Британского Медицинского Журнала доктор Смит отметил, что его взгляд является “романтическим”, заметив при этом, что благотворительным организациям следует прекратить тратить миллиарды на попытки найти способы лечения болезни, которая является лучшим выходом для пожилых людей.

Однако, Центр Исследования рака Великобритании считает его заявление “нигилистическим” и не берущим во внимание молодых людей, чьи жизни обрывает болезнь.

Можете себе представить, как его раскритиковали родственники больных, обвинившие его в бесчувственности.

В своем блоге доктор Смит процитировал испанского режиссера Луиса Бунюеля, который предупреждал, что многие пациенты рискуют пострадать от “ужасной смерти, которую предоставят им чудеса современной медицины”.

Бунюель умер от рака поджелудочной в Мехико в 1983, проведя последние недели в теологических дискуссиях с братом Ордена Иезуитов.

“Смерть от рака это лучшая смерть, очень близкая к той, которую хотел и получил Бунюель” - сказал доктор Смит. - “Вы можете проститься, осмыслить свою жизнь, оставить последние сообщения, возможно, посетить особые для вас места, послушать любимую музыку и подготовиться в согласии с вашей верой к встрече с Создателем”.

“Я понимаю, что это романтический взгляд на смерть, но это достижимо с любовью, морфием и виски”.

Он добавил: “Я часто спрашивал свою аудиторию, как они хотели бы умереть и большинство выбирали мгновенную смерть. На что я им отвечал – это может быть хорошо для вас, но очень тяжело для ваших близких, особенно, если вы оставите некоторые вопросы ваших отношений не решенными.
Смерть от поражения некоторых органов – легких, сердца, почек – слишком долго будет держать вас в больнице, руках докторов. А долгая, медленная смерть от деменции – возможно самое ужасное”.

Доктор Смит рекомендует людям держаться подальше от амбициозных онкологов, чьи методы лечения способны “заставить нас умирать еще более ужасной смертью”

Мнение доктора Смита раскритиковали в Центре Исследования рака, потому что рак забирает слишком много молодых жизней. А родственники пациентов готовы были разорвать Смита на куски.



Я тоже люблю Бунюеля, как и доктор Смит. И понимаю его (Бунюеля) “романтический “ взгляд на смерть.
Однако, каждому надо дать право выбора.
Если я захочу лечиться, я должен иметь возможность это сделать, так что пусть люди ищут методики лечения. А кто-то, возможно, последует путем Бунюеля, на который его толкнуло именно состояние современной медицины.
Ведь это моя смерть, никто не сможет её у меня отобрать. Не в моих силах выбрать, какой ей быть. Но в этом случае – лечиться или нет - человек должен иметь право частичного выбора.