Revolver Maps

четверг, 31 декабря 2015 г.

Непобежденным: С Новым годом!

Замечательный музыкант Владимир Генин рассказал такую историю:





Около острова Крк в Хорватии есть один небольшой островок - заповедник стервятников. Как-то один из работников заповедника привез им мертвого осла. И был очень удивлен, когда они покружили вокруг него, но клевать не стали. Ни в первый день, ни во второй. А на третий осел вдруг пошевелился, встряхнулся и встал. С тех пор на этом острове так и живет стая стервятников и одинокий осел.

И Тимур жив, даже мешок морковки получил на Новый год.

Слава бесстрашным ослам и козлам!

И мы, давайте никогда не сдаваться!


THE MORNING AFTER THE  CHRISTMAS PARTY

at the 
ZOO















Good Party!

MERRY  CHRISTMAS, God Bless keep you all in this coming year!




среда, 30 декабря 2015 г.

Как вы яхту назовёте...

30 декабря 1918 года Джон Э. Гувер решил называться Дж. Эдгаром Гувером. 

Вроде совершенно незначительное событие, но оно имело далеко идущие последствия. Не зря выдающийся мореплаватель капитан Врунгель говорил «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Через 6 лет Гувер возглавил Бюро расследований, переименованное в 1935 году в ФБР, которым руководил до самой смерти в 1972 году. Кроме достижений в борбе с преступностью он известен многочисленными злоупотреблениями и преследованиями инакомыслящих. Будьте осторожны с именами, названиями и наименованиями. Помните, у Высоцкого безобидный козлик, стал Козлом Отпущения и в результате - «заповеднике (вот в каком забыл) Правит бал Козел не по-прежнему: Он с волками жил - и по-волчьи взвыл, И орет теперь по-медвежьему.»  

понедельник, 28 декабря 2015 г.

Как выжить в этом мире: "Утешение философией" Алена де Боттона



Созданная на основе серии телевизионных передач, книга Алена де Боттона «Утешение философией если и не научит вас жить, то, по меньшей мере, немного успокоит.

В книге учения шести мудрецов разных времен представлены так, чтобы преподать современному человеку урок, как вести себя в самых повседневных для нас затруднениях.

Осужденный согражданами Сократ учит не смущаться непопулярности.
Отвергнутый женщинами Шопенгауэр — не грустить из-за разбитой любви.
Нищий Эпикур — не грустить о деньгах.
Страдающий импотенцией Монтень — не беспокоиться о том, что ты не соответствуешь чьим-то ожиданиям.

Де Боттон перемешивает жизнеописания философов с самыми доступными местами из их трактатов, а потом разбавляет знакомыми каждому ситуациями. Ален де Боттон пытается превратить историю философии во внятный рассказ.

Возможно, вам стоит прочесть «Утешение философией», чтобы задуматься о том, как же в этом мире выжить. Спасти книга никого не спасет, но пару полезных идей подкинет.

Оглавление

  1. Философское утешение для тех, кто не пользуется популярностью
  2. Философское утешение для тех, кто страдает от безденежья
  3. Философское утешение для тех, кто страдает от жизненных неудач
  4. Философское утешение для тех, кто чувствует себя не соответствующим требованиям
  5. Философское утешение для тех, чье сердце разбито
  6. Философское утешение для тех, кто испытывает невзгоды



  1. «Ко времени своей смерти Сократ был женат и имел троих сыновей. Его жена Ксантиппа, была весьма сварливой особой (когда Сократа спросили, почему он на ней женился, он ответил, что объездчики лошадей выбирают для обучения мастерству самых норовистых скакунов).»
  2. «То, что объявляется очевидным и «естественным», редко бывает таковым в действительности.»
  3. «Верное суждение - это такое, которое не может быть опровергнуто рациональными доказательствами.»
  4. «Истина, полученная благодаря интуитивному озарению, подобна статуе, установленной на открытом месте без опор, так что сильный ветер может ее опрокинуть.»
  5. «Если мы не можем сравнится с Сократом в самообладании, если склонны начинать рыдать от нескольких резких слов по поводу нашего характера или достижений, это может быть следствием того, что одобрение окружающих составляет основу нашей уверенности в собственной правоте.»
  6. «Счастье заключается в добрых делах.»
  7. «Общественная жизнь полна противоречий между тем, как нас воспринимают другие, и нашим собственным восприятием реальности. Нас обвиняют в тупости, когда мы проявляем осторожность. Застенчивость принимается за высокомерие, а желание понравится за низкопоклонство.»
  8. «Мы не существуем до тех пор, пока рядом нет кого-то, кто может это подтвердить; наши слова не имеют смысла, пока рядом нет кого-то, кто бы их понял.»
  9. «Ничто так не помогает от беспокойства, как размышление. Записав то, что нас тревожит, или обсудив это в беседе, мы выявляем основные аспекты проблемы.»
  10. «По Эпикуру, мы счастливы, если не испытываем страданий.»
  11. «Самая простоя снедь доставляет не меньше наслаждения, чем роскошный стол, если только не страдать от того, чего нет; даже хлеб и вода доставляют величайшее из наслаждений, если дать их тому, кто голоден.»
  12. «Дорогие предметы кажутся удовлетворяющими потребности, которые нами не поняты. Предметы в материальной сфере представляются тем, чего нам не хватает в сфере психологической. Нам нужно упорядочить собственные мысли, а вместо этого нас влекут новые полки с товарами.»
  13. «Преобладание праздных мнений не является случайным. Оно выражает интересы торговых компаний, стремящихся исказить иерархию потребностей, подчеркивая ценность материальных благ и затушевывая то, что не имеет продажной цены.» 
  14. «Мы можем в конце концов купить джип, но на самом деле - по Эпикуру - нам не хватало свободы.»
  15. «Мы отправляемся выпить аперитив, а на самом деле - по Эпикуру - мы ищем дружбу.»
  16. «Нас не поощряют в том, чтобы получать скромные удовольствия - играть с ребенком, беседовать с другом, греться на солнце, есть сыр со свежим хлебом.»
  17. «Философия должна примирить нас с реальными сторонами действительности и тем самым избавить если не от самих несчастий, то по крайней мере от множества сопровождающих их пагубных эмоций.»
  18. «Согласно Сенеке, к гневу приводят опасно оптимистические представления о том, каковы мир и окружающие люди.»
  19. «Самое сильное раздражение вызывают события, которые нарушают наше представление об основополагающих правилах бытия.»
  20. «Когда что-то причиняет нам огорчение, возникает соблазн счесть, будто это сделано намеренно, - соблазн заменить «и» на «чтобы» : «карандаш упал чтобы разозлить меня» вместо «карандаш упал, и я разозлился».»
  21. «Как считал Сенека, мудрость заключается в том, чтобы правильно разобраться: где мы можем изменить действительность в соответствии со своими желаниями, а где должны спокойно принять то, чего изменить не можем.»
  22. «Другие страны возвращают нам ощущение разнообразия возможностей, которого лишают нас провинциальное высокомерие; увиденное склоняет нас быть снисходительнее к самим себе.»
  23. «Если бы человек был мудр, он расценивал бы всякую вещь в зависимости о того, насколько она полезна и нужна ему в жизни. Монтень М.»
  24. «Невнятное изложение является скорее результатом лени, а не глубокомыслия; то, что легко читается, едва ли было с легкостью написано. Возможно, тяжеловесная проза лишь маскирует отсутствие содержания: запутанность лучше всего скрывает то, что автору нечего сказать, считал Монтень.»
  25. «Откуда умным людям следует черпать идеи? Их следует черпать от еще более умных людей.»
  26. «Можно предположить, что многие люди интересны, но если мы находимся слишком близко к ним во времени и пространстве, то не воспринимаем их всерьез из-за нелепой склонности пренебрегать тем, что с нами рядом.»
  27. «Добродетельная простая жизнь, стремящаяся к мудрости, но никогда не подвергающая презрению причуды, - уже достаточное достижение.»
  28. «В свете почти нет иного выбора, как между одиночеством и пошлостью.»
  29. «Воля к жизни заставляет даже убежденных пессимистов бороться за выживание в случае кораблекрушения или серьезной болезни.»
  30. «Брак заключается не для глубокомысленных разговоров, а для рождения детей.» Шопенгауэр»
  31. «Присущими им специфическими способами искусство и философия помогают нам, как говорил шопенгауэр, превращать боль в знание.» 
  32. «Те, кто стремиться к свершениям, должны приветствовать всевозможные трудности, говорил Ницше.»
  33. «Следует видеть цель не в удовольствиях и радостях жизни, а в том, чтобы, насколько возможно, избежать бесчисленных бед. Счастливейшая судьба выпадает тому, кто пройдет по жизни без особых страданий, как телесных, так и душевных.»
  34. «Добиться свершений невозможно, не чувствую себя часть времени глубоко несчастным.»
  35. «Только выхоженные мысли имеют цену.»
  36. «Как писал высоко ценимый Ницше Монтень в последней главе «Опытов», искусство жить заключается в том, чтобы найти применение своим несчастьям.»
  37. «Спустя 300 лет Ницше пришел к этой же мысли: сравнивая человека с плодородным полем, он советует не пренебрегать ничем и каждое событие, явление или человека превращать в полезное удобрение.»
  38. «Следует огорчаться не наличием трудностей, а только собственной неспособностью вырастить из них что-то полезное.»
  39. «Ницше настоятельно советовал любому человеку, стремящемуся к счастью, никогда не пить ничего спиртного.»
  40. «И христианство, и алкоголь обладают властью убедить нас: тем, что мы считали своими недостатками, да и всем миром вокруг нас, можно пренебречь; и христианство, и алкоголь ослабляют нашу готовность разрешать свои проблемы; и христианство, и алкоголь лишают нас возможности свершений; Ницше называл их «двумя сильными европейскими наркотиками».»
  41. «Ницше особенно привлекала идея Эпикура о том, что для счастья необходимо жить среди друзей.»
  42. «Против мужской болезни самопрезрение вернее всего помогает любовь умной женщины.»
  43. «Не всё то, благодаря чему мы чувствуем себя лучше, для нас полезно. Не все из того, что причиняет боль, может оказаться вредным.»

Скачать книгу можно здесь: Де Боттон А "Утешение_философией"

Спасибо Анне Цукановой-Котт за напоминание. 

воскресенье, 27 декабря 2015 г.

Как не уснуть: вы устали, но надо работать



Это актуально не только студентам в сессию, когда за три дня надо хоть как-то ознакомиться с лекциями за полгода. Каждому случалось приходить уставшим на работу, спать хочется, а работать надо.

И что делать?


  1. Общие советы:

  1. Каждые 30 — 60 минут уделяйте время физической активности: пройдитесь, попрыгайте, сделайте несколько отжиманий.
  2. Должно быть хорошо освещено, желательно естественным светом. Если время ночное, позаботьтесь о хорошем освещении рабочего места.
  3. Пейте больше воды, дегидратация вызывает ощущение усталости (кроме того, частые походы в туалет вынудят вас двигаться).
  4. Послушайте бодрую музыку, подойдет все, даже простенький рок.

  1. Есть или не есть:

Есть: Каждые пару часов съедайте что-нибудь богатое протеинами: вареное яйцо, миндаль, орехи.

Пить: Если не можете обойтись без кофе, распределите его равномерно на все время работы. Избыток кофеина может усыпить вас.

Не есть: тяжелую пищу — бифштекс или макароны по-флотски отправят вас в спокойный крепкий сон.
Не пить: Не стоит пить энергетические напитки — за кратковременным приливом сил последует упадок.


Ещё несколько советов:

  • Сделайте «дыхание огня», как это делают йоги: при каждом вдохе и выдохе втягивайте живот по направлению к диафрагме. Старайтесь делать быстро. Если делать правильно, будет довольно шумно.
  • Взбодрите чувства, вдыхая запах масла перечной мяты (есть в аптеках).
  • Жуйте жевательную резинку.
  • Ополосните лицо холодной водой и подержите кисти рук под струёй холлодной воды.


Акупунктура:

  • Подергайте и помассируйте  мочки ушей
  • Помассируйте кожу тыльной стороны руки между пальцами.
  • Помассируйте обратную сторону коленей — положите четыре пальца на ногу под коленом и, несильно надавливая, двигайте вниз.


четверг, 24 декабря 2015 г.

Полезные свойства яблочного уксуса


Кроме того, что компрес на основе яблочного уксуса может уменьшать боль в мышцах шеи, он может найти еще несколько применений в вашем доме.

1. Тоник: Стакан воды + 1-2 чайных ложки яблочного уксуса несколько раз в день. Улучшает пищеварение, энергию, уменьшает изжогу.

2. Отбеливатель для зубов: Протрите яблочным уксусом зубы, затем прополощите водой.

3. Чтобы коты не объедали и не ломали домашние цветы, возьмите раствор из равных частей воды и яблочного уксуса и обрызгайте площадь, на которую они не должны заходить.

4. Добавьте блеска волосам: После мытья шампунем, сполосните волосы раствором из равных частей яблочного уксуса и воды.

5. Чтобы уменьшить боль от солнечного ожога, приложите к коже хлопковую ткань намоченную в яблочном уксусе.

6. Можно использовать яблочный уксус в качестве тоника для кожи лица. Он нормализует pH кожи. Протрите на ночь кожу лица смесью одной части уксуса и воды.

7. Добавьте немного яблочного уксус в воду при варке яиц, чтобы они не лопнули. Для этого подойдет и обычный уксус.

8. Возьмите смесь одно части яблочного уксуса и воды, Раз в день опрыскивайте полученной смесью вашего пса, чтобы избавить его от блох. Повторяйте, пока блохи не уйдут.  

Рождественская история, ставшая началом эры автомобилестроения.

"Если ты будешь колоть дрова самостоятельно, они согреют тебя дважды" 
                                                                                                  Генри Форд



Генри Форд известен своим вкладом в развитие автомобильной промышленности. Конвейер стал образцом не только для производителей автомобилей. 161 патент.
А началось все в Сочельник 24 декабря 1893 года. Форд работал в Детройтской осветительной компании, где узнал о двигателях внутреннего сгорания. Он взял один из первых образцов таких двигателей домой, чтобы показать его своей жене на Рождество. Вместе они решили запустить движок. Генри придумал, как создавать искру, а жена в это время качала насосиком топливо. К их радости двигатель заработал. Так Форд вместе с женой создал свой первый автомобильный двигатель. А через два года Форд выехал из гаража на своем первом автомобиле.


  

вторник, 22 декабря 2015 г.

Как избежать болей в шее при работе за компьютером.

Если вы, как многие, проводите большую часть дня за компьютером, у вас могут появиться, а скорее всего появятся, неприятные ощущения, а затем и боли в мышцах шеи. Не доводите до необходимости идти к врачу, старайтесь выполнять следующие правила.
Самое главное это положение тела при работе, оно вносит основной вклад в неприятности.



  1. Намочите платок в яблочном уксусе, положите на шею и оберните полотенцем. Оставьте на пару часов.
  2. Примите ванну с английской солью. Её можно купить в аптеках, спросите «Epsom Salt»
  3. Дайте отдых мускулам шеи, полежите.
  4. Тепло: оберните шею теплым шарфом или платком на 15 минут. Повторяйте каждые два часа.
  5. Спите на тонкой подушке. Слишком толстая подушка не позволяет расслабиться мышцам шеи.
  6. Добавляйте в пищу куркуму и имбирь. Они обладают противовоспалительными свойствами и могут быть полезны в борьбе с болью в шее.
  7. Практикуйте мягкие упражнения для шеи, помогающие избавиться от боли: а) — плавно наклоните голову к левому плечу и подержите 10 секунд, затем так же медленно к другому плечу; б) — медленно наклоните голову вперед, прижмите подбородок к груди и побудьте в этом положении 10 секунд; в) — правой рукой возьмитесь за левое предплечье и плавно наклоните голову к правому плечу, затем возьмитесь левой рукой за правое предплечье и наклоните голову к левому плечу. В каждом положении побудьте по 10 секунд.
  8. Самое важное — правильное положение тела при работе за компьютером, старайтесь расположиться так, чтобы линия вашего взгляда на монитор была направлена горизонтально, а спина была прямой.

воскресенье, 20 декабря 2015 г.

Быть благодарным полезно для здоровья

Когда мы выражаем людям свою благодарность, это вовсе не означает, что мы делаем им хорошо. Этим мы также делаем хорошо себе. Доктор Мартин Селигмен, бывший президент Американской Психологической Ассоциации, с коллегами обнаружил, осязаемое выражение благодарности может уменьшать депрессию и увеличивать удовлетворенность жизнью на длительный период. Именно так — сказать спасибо не просто выказать вежливость, этим вы влияете на свое самочувствие и здоровье.

В своей книге Flourish Селигман отмечает, что «спасибо» в его экспериментах было не «сказанное случайно или мельком слово», которое почти ничего не значило. Он и его коллеги установили, что пользу для здоровья приносит выражение благодарности, проявленное «вдумчиво и имещее определенную цель». (В его экспериментах использовалось написанное от руки и переданное собственноручно письмо, примерно слов 300)

Вот примеры «вдумчивых и имеющих цель»(по Селигману) выражений благодарности:

Сказать тост.
Моменты, когда кто-то говорит тост в нашу честь — если вы не кинозвезда или космонавт — довольно редко встречаются нам в жизни. Конечно, если вы женитесь или именинник, то вы в любом случае дождетесь тоста. Но, если вести речь об обычной вечеринке или встрече Нового года, думаю, вы будете удивлены и обрадованы в душе, когда друг или муж неожиданно скажет в вашу честь добрые слова. Так почему же не выразить таким образом свою благодарность другому человеку.

Удивите десертом.
Пригласить на обед довольно дорого. Однако, есть способы не менее действенные. Если у вас на работе есть столовая, договоритесь с работником, чтобы он подал вашему другу или коллеге любимый десерт. Это не дорого и особенно действенно, если вас в этот момент нет рядом. Так же можно поступить, если вы знаете, что друг идет в ресторан.

Чашка кофе.
Проснулись. На работу. Работа. Домой. И так каждый день. Если бы дни были окрашены, то все они были бы серыми. Маленькая вещь — сделайте коллеге чашку настоящего, не из пакетика кофе или горячий шоколад со взбитыми сливками. День станет ярче и для него и для вас.

Поделитесь любимым рецептом.
Если вашему другу или родственнику, когда они были у вас в гостях, понравилось какое-то ваше блюдо, удивите их рецептом. Не отсылайте по электронной почте. Будьте старомодными. Возьмите открытку или хорошую писчую бумагу, напишите рецепт и отправьте обычной почтой. Если же вы хотите очень впечатлить его — приготовьте блюдо, приложите к нему конверт с рецептом и передайте или принесите сами к нему домой.

Предложите посидеть с детьми.
Психологи советуют родителям уделять время себе и друг другу, не только в целях сохранения нервной системы, но и для хорошей атмосферы в семье. Если у вас есть друг или близкий человек с детьми, предложите себя в качестве сиделки на то время, которое они хотели бы посвятить празднованию своего знакомства или походу в театр. Вдруг вам понравится роль Шварценеггера, да и друзья смогут отдохнуть.

Благодарность не обязана стоить дорого. Иногда это маленькая вещь, которая надолго запоминается. Доставив радость другому, вы окажете услугу и своему организму.

Дополнительно о влиянии благодарности на здоровье можно прочитать по ссылке:
http://www.wsj.com/articles/when-does-gratitude-bring-better-health-1450384249?utm_source=%22Barking+Up+The+Wrong+Tree%22+Weekly+Newsletter&utm_campaign=76f79b3863-charm_12_20_2015&utm_medium=email&utm_term=0_78d4c08a64-76f79b3863-57271881

 


пятница, 18 декабря 2015 г.

Найдите ошибку

Таких доказательств можно довольно много придумать.
Их можно давать детям, а можно использовать просто для развлечения и тренировки ума.


Попробуйте найти ошибки. Если не получится, не страшно, позже добавлю объяснение:

1.
                                                      
x = (π + 3)/2

2x = (π + 3)

2x(π - 3) = (π + 3)(π - 3)

2πx — 6x = π2 - 9

9 — 6x = π2 - 2πx

9 — 6x — x2 = π2 - 2πx - x2

(3 — x)2 = (π - x)2

3 — x  =  π — x

π = 3



2.

-1 = -1

-1/1 = 1/-1

-1/1 = √1/-1

-1/1 = 1/√-1

i/1 = 1/i

i2 = 1

-1 = 1 


четверг, 17 декабря 2015 г.

Русский медведь глазами китайца


Меня часто укоряют, что я, в подтверждение своих доводов, ссылаюсь на мнение моих китайских друзей о нас. Стараясь выказать себя объективным, предлагаю оригинал "этого мнения". Пусть не говорят, что я слишком ценю своих китаёз. Оригинал статьи на Снобе Что о нас думают китайцы.


Некоторое время назад на аналитическом ресурсе www.licai.com, которое принадлежит одному из ведущих в КНР фондов частных инвестиций «Янгуан»  (на 2015 год под его управлением находился капитал на общую сумму 400 млрд. юаней) , появилась статья известного китайского блогера (пишет под ником gouchewood) о  России. Конечно, мнения одного человека совсем может и не отражать господствующую точку зрения, но то, что материал был размещен на очень уважаемом в Китае ресурсе говорит о многом. При этом 80% респондентов выразили согласие с основными тезисами этого автора.            Хочу оговориться, что это перевод статьи. Всегда любопытно знать, а что же о нас думают на самом деле…         Вот и сама статья (ссылка на оригинал в конце материала)

棕熊陨落!为什么说俄罗斯没有未来?
Медведь умер! Почему считают, что у России нет будущего?
2015-11-25gauchewood 格上理财

作者: gauchewood Автор : Гоучэвуд(ник)
来源:左思右想(微信号: letter2dora)
Источник:  разные мысли (wechat  Letter2dora)

В августе этого года мне довелось посетить Москву по случаю  одной выставки. Собираясь обратно, обнаружил, что ничего не могу себе подобрать в качестве дежурных «зарубежный  сувениров»  (кроме, конечно, нескольких бутылок русской водки , которая все еще считается «особой» среди подобных алкогольных напитков. Да и то купил её больше в знак уважения  к деду) .  Как же так случилось, что мне –большому почитателю России – и нечего выбрать. Нет, конечно,  магазины завалены разными съедобными и несъедобными товарами, есть, как говориться, что надеть и чем закусить. Но все это обычный местный ширпотреб с сомнительным качеством и  избитым дизайном. Можно уверенно сказать, все эти  товары вряд ли  будут пользоваться спросом  вне российского рынка, в том числе и собственно национальная сувенирная продукция. Она  неоригинальна, да к тому же произведена совсем не в России. Также не заметно на улицах Москвы и знаменитых «лад», все заполнено иномарками, среди которых изредка встречаются   китайские автомобили, например, Cherry.            Еще раз оглянулся вокруг и с сожалением отметил, что некогда Великая Россия превратилась  в заурядную страну в промышленном отношении.  Поставить все существование огромного государства  в зависимость от экспорта сырья крайне опасная стратегия . Впрочем, что это я за них так всегда волнуюсь.. Результат виден и так, очередной кризис национальной валюты красноречиво об этом свидетельствует.
            В этом году (статья была написана в 2014, прим. переводчика) отмечается столетие начала Первой мировой войны. В те времена поставки продовольствия (зерно, мука и т.д.) из Украины в Европу являлись главным источником валюты для российского государства. Поэтому возможное получение контроля над черноморскими проливами в результате успешных военных  было крайне актуальным для  царской России  того времени . Только так можно было бы полностью гарантировать бесперебойное функционирование  экспортного коридора.             Прошло сто лет. Основным экспортным (почти единственным) товаром России стала уже нефть и газ. Но опять возникла прямая потребность в контроле канала поставки в Западную Европу, который сейчас проходит через Украину.  Исторический круг замкнулся..
За последние 30 лет не только появились новые мощные индустриальные державы в Юго-Восточной Азии, но и прежние (как-то Япония и Германия) сохранили свой мировой статус промышленных стран. Но почему же Россия, обладая хорошими научно-техническими кадрами, прекрасной системой образования, относительно недорогой рабочей силой и неисчерпаемыми природными ресурсами наряду с необъятными землями и емким рынком, кроме воспроизводства оружия, разработанного  еще в советский период, и добычи природных ископаемых,  практически ничего не создает: ни  электронику, ни одежду,  ни промышленное оборудование? Куда же делись  индустриальные товары российского производства? Некоторые западные экономисты иронизируют : «России удалось создать первобытную экономику, основанную на  повсеместной коррупции и торговле сырьем.» По отношению к некогда второй экономики мира  звучит горькой насмешкой.
После распада СССР экономика России падала несколько лет. Это, в принципе, обычное явление. В других  странах Восточной Европы случилось практически тоже самое. С приходом к власти   Путина  цены на нефть начали быстро расти, доходы России  неизмеримо возросли, бюджет выровнялся, создались благоприятные условия для позитивного развития (в эпоху Ельцина средняя цена за бочку нефти была 16,7 доллара, а со вступлением Путина на высший пост цена за бочку поднялась сначала до 40 долларов, а потом и вовсе достигала на пиках 140 долларов). Однако, посещая Россию,  больших изменений даже в базовой инфраструктуре совсем не наблюдалось, все продолжало зиждиться на еще старой советской основе. По сравнению с китайскими мегаполисами Пекином и Шанхаем количество автомобилей и населения в Москве намного меньше, но пробки гораздо существеннее. Объяснить это можно лишь одним – плохой работой власти.  Куда же подевались сверхдоходы российского государства последних лет?  Ну, во-первых, перераспределились среди чиновников по коррупционным схемам  (в 2011 году  Всемирный банк в рейтинге благоприятной бизнес- среды поместил Россию на 123 место, что на 19 позиций хуже, чем в Грузии и аж на 44, чем в Киргизии).  Ежегодный объем коррупции в России оценивается в  300 млрд. долларов США, что составляет около ¼ ВНП страны.  Во-вторых,  - расходы на общенациональную систему гарантированного социального обеспечения.         Вот и получается, что при таком приятном и легком «освоении» денег от продажи невозобновляемых природных ресурсов, кому же охота  было думать  о будущем страны?  Таким образом, некогда мощная индустриальная держава оказалась в крайне опасном положении. И сейчас, когда из-за падения нефтяных цен и санкций, в России разразился экономический кризис, то, как говорится, «поздно пить Боржоми», надо было раньше думать.  Более того, сама природа сегодняшних  экономических проблем в России   с очень высокой  вероятностью приведет в среднесрочной перспективе  к политическому кризису.
Потому что это прямая обязанность политической элиты страны думать о будущем своего народа. Однако руководство страны попросту самоустранилось от этого «бремени», сосредоточившись на своем политическом самосохранении при помощи прикормленной  части граждан  и эксплуатации националистических чувств населения
Некоторым может показаться, что положение Путина прочно как никогда и выглядит он таким  непоколебимым лидером.  Более того, многие западные аналитики говорят о нем как о коварном и искусном диктаторе, ненасытном во властных амбициях. Но я все-таки считаю, что истины больше в словах некогда  близкого к нему человека, с интервью которого я недавно ознакомился. Речь идет о  бывшем банкире Сергее Пугачеве. Он, в частности, сказал, что не считает Путина неким «доктором Зло», который заранее продумывает свои коварные схемы, Путин абсолютный импровизатор. В том же интервью журналу «Тайм» Пугачев  продолжил: «Путин совсем не тот человек, который строит какие-то определенные стратегические планы на будущее, он живет сегодняшним днем. У него совсем нет никаких планов. Ранее, у него и цели такой не было стать президентом России. Да он даже  в правительстве не хотел долго задерживаться. Кроме этого, Путин не понимает и не любит экономическую науку. Для него очень скучно и обременительно  читать все эти аналитические доклады. Ему нравятся короткие и ясные  выводы : Россия идет вперед!; Общее состояние улучшается!» В сами события, которые происходят в настоящее время, он глубоко не вдумывается. Окружение очень хорошо знает, что Путин любит «хорошие новости», поэтому чтобы не случалось, они всегда больше говорят ему  «о позитиве» .  Главное, чтобы настроение не испортилось..»

Это же может несколько прояснить почему Путин, находясь так долго  «при власти», всегда «реактивен» в своей внешней политике.  Он постоянно реагирует на события, а не инициирует их. То Путин долго надеялся, что Россию пригласят вступить в северо-атлантический союз и  выражал искренние соболезнования и поддержку   США по-поводу событий 9 сентября,  то в Грузию ввел войска в ответ на провокации Саакашвили. Да и Крым вторгся  в этом году,  совсем не вынашивая до этого каких-то определенных планов, а ловко «оседлал» националистические чувства населения. Обобщая вышесказанное, можно с высокой степенью уверенности предположить, что как во внутренней политике, так и внешней политике  Путин  не занимается долговременной стратегией и не обременяет себя долговременными расчетами. Он совсем не является каким-то   выдающимся руководителем со своим особым стратегическим видением и, можно  определенно сказать, несколько не соответствует своим масштабом личности уровню задач и вызовов в управлении таким огромным государством как Россия. Возникает вопрос, а почему у него такая большая поддержка в стране и почему не видно на политическом горизонте России никакой подобающей фигуры , которая могла бы  перенять у него власть, если  он уйдет со сцены?  Если взглянуть на эту проблему с исторической точки зрения, то можно заметить, что перманентная нехватка в России достойных политических кадров  проблема очень острая и возникла не вчера.
На первый взгляд может показаться полной загадкой почему Путин так долго находится у власти. Да как он, вообще туда попал! Ведь за ним не стояла какая-нибудь мощная политическая организация, перед своим вступлением на высший государственных пост Путин не совершил по большому счету ничего выдающегося или примечательного. Однако, если взглянуть на это под определенным углом,  то можно обнаружить, что в то время (время выбора Путина как приемника. прим. переводчика) Ельцин   постоянно перебирал свое непримечательное (дословно «пигмейское» прим. переводчика) окружение, выдвигая периодически из нее каких-то сановных людей, но так и не мог подобрать достойную персону, которая могла бы заменить его на высшем  посту в это смутное время. Так в чем же было преимущество Путина на фоне близкого ельцинского окружения? Прежде чем ответить на этот вопрос, мне хотелось бы напомнить читателям об одном сравнительно давнем «предсказании».
Многие люди еще помнят одного из самых (если не самого) выдающегося советского шпиона в истории коммунистической России. Речь идет, конечно, о Гарольде Андриане Расселе Филби (Ким Филби).   Как известно, он успешно перебрался в СССР в 1963 году и в 1988 ушел из жизни. Где-то около  двадцати лет назад в дайджесте «Цанькао сяоси» я наткнулся на  материалы  одного английского журналиста, которому в 80-е годы удалось взять интервью  у самого Филби, где, в частности, он задал вопрос о перспективах СССР. Отвечая на него, Ким Филби отметил, что нынешнее высшее советское руководство  чрезвычайно дремуче  в  миропонимании. Он предположил, что будущие новые лидеры СССР могут прийти из  структур КГБ .  По его пониманию представители этого ведомства являются наиболее образованной частью советской элиты, многие из них неплохо владеют иностранными языками, имеют непосредственный опыт взаимодействия с внешним миром и к тому же прекрасно ориентируются во внутриполитической «кухне» СССР, она у них прямо  как на ладони.   В последствии, когда появилась новость о назначении Путина я сразу вспомнил про это интервью Кима Филби. Да, не отнимешь, Филби действительно был человек крайне выдающийся, не зря считался одним из лучших выпускников Кембриджа.
          Таким образом, после восшествия Путина во власть, основную когорту его ближайших соратников образовали именно выходцы из этого некогда очень могущественного советского ведомства. (Ну, кроме, его коллеги по университету г-на Медведева). В то время, еще будучи премьер-министром и выступая как-то перед своими бывшими коллегами, он в шутку сказал: «Я хочу доложить, что группа сотрудников ФСБ, направленная в командировку для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется». И вот с помощью этих людей, своих бывших сослуживцев по КГБ,  он успешно установил полный контроль над всем государством.
         Однако остается еще один вопрос, на который необходимо ответить. Россия все-таки  страна прямых президентских выборов, где практикуется принцип «один человек – один голос». Поэтому, кроме благословления его Ельциным, необходимо было получить и голоса простых избирателей. Как с этим? Да просто у избирателей не было выбора по большому счету.
Если рассмотреть ситуацию комплексно , то можно понять почему Филби считал тогдашнее высшее политическое руководство CCCР таким  «никудышным». С самого момента возникновения СССР только первые два руководителя – Ленин и Сталин – были принципиально самостоятельны, не обращали внимание ни на тех кто был против, ни на тех кто их поддерживал, а железной рукой вели страну к той цели, которую сами себе установили. А вот после Сталина ситуация поменялась. Вполне возможно, что из всего окружения Сталина Хрущев действительно являл собой наилучший выбор, однако  он уже не мог соответствовать уровню задач. Его социально-экономическая политика, да и политическая линия  несла печать нетвердости и неуверенности. Это можно объяснить тем, что во времена Сталина высшая политическая элита  постоянно подвергалось жесточайшим чисткам, в результате которых она стала руководствоваться прежде всего циничной «философией выживания»  . Хрущеву удалось стать во главе Советского государства совсем не потому, что он обладал какими-то выдающимися качествами политического лидера со своими глубокими идеями и масштабным видением по сравнению с коллегами по партии. Его преимущество прежде всего  основывалось на   его политической изворотливости и хитрости. Он умел быстрее  просчитывать действия своих оппонентов по политической борьбе. Когда же ему на смену (в результате таких же интриг) пришел Брежнев, то  он смог отличиться  только милым пристрастием к орденам и медалям, вызывающей насмешку у подавляющего большинства жителей страны.  Одним словом эти заурядные, склонные к тщеславию и мирскому богатству  люди едва  были в силах поддерживать тот курс , который был уже предопределен предыдущими руководителями, не говоря уже о новых вызовах. (Их правление как раз выпало на эпоху революционных  прорывов в развитии компьютерной техники и электроники и именно в это время СССР  «навечно» отстал от западных стран в экономическом и научно-техническом развитии.)  И это продолжалось  вплоть до прихода Горбачева, который первоначально хоть и стремился реализовать соответствующие времени реформы, но привел свою страну СССР только к полному распаду, а экономику к разрухе. И кто бы что бы не говорил, но именно  на Горбачева выпало  самое неудачное правления среди  всех предыдущих руководителей СССР.   Ельцин тоже вышел из недр советской системы и политические итоги его правления были так же  не очень впечатляющи, прибавьте к этому склонность к пьянству и нечистоплотность в экономических делах. (Недаром первым законом, который издал Путин, был закон о неподсудности Ельцина и членов его семьи.)
Истоки нынешнего  экономического кризиса в России  во многом перекликаются с предыдущей историей СССР. Резкое падение мировых цен на нефть в 80-х годах прошлого века уже становилось важнейшим фактором распада страны, где на фоне привнесенного экономического застоя все это  в конечном итоге вынудило большевиков уйти с политической сцены.  По словам бывшего премьер-министра России Егора Гайдара после того как Саудовская Аравия перестала сдерживать  цены на нефть, потери СССР в доходной части от экспорта нефти ежегодно составляли около 20 млрд. долларов США, что и привело в конечном итоге к падению  советского колосса . Гайдар дал следующую оценку этого явления: « Распад Советского Союза должен послужить уроком тем  кто пытается строить политику, исходя из посылки о неизменно высоких нефтяных цен -  с высокой степенью вероятности их политическая власть может рухнуть за очень короткий промежуток времени.».  Однако эти  советы снова не слышны на российском троне, а общественные институты и организации мало на что могут влиять , им остается только наблюдать как страна в очередной раз, закрыв глаза, двигается  в направлении к все той же  социально-политической пропасти.
Конечно, в этот раз кризис усугублен еще фактором западных санкций.  Запад сейчас считает Путина чрезвычайно опасной персоной, речи которого, по их мнению,  во многом напоминают  гитлеровскую риторику времен фашисткой Германии, что может и на самом деле подвести нас к определенным поспешным умозаключениям.  Однако надо понимать, что сила руководителя государства мало соотносится с его личными умениями и качествами как человека, а во многом предопределяется силой самого государства, которым он сейчас управляет. Возвращаясь к тому же Гитлеру, почему он был так опасен?
Совсем не потому, что обладал некими сверхъестественными способностями и умениями, а потому , что возглавляемое им государство было на тот период времени высокоразвитой индустриальной державой с глубоко укорененными воинственными прусскими традициями. Возглавляемая  же сейчас Путиным Россия по  своему экономическому потенциалу соответствует  двум китайских провинциям: Гуандуну и Цзянсу. Вся экономика РФ составляет одну пятую от экономики Китая или 1/8 от экономики США. Военные расходы едва достигают  половины от трат КНР на оборону и образуют ту же 1/8 от военного бюджета США. К тому же этот разрыв будет только усугубляться с течением времени. Современную Россию можно уподобить  «красному гиганту», так называют некоторые звезды на закате их  «жизни». Снаружи это тело может выглядеть  в сотни миллионов раз больше  своей первоначальной звезды, но из-за прекращения качественных звездных процессов внутри, ее плотность чрезвычайно мала. До того мала, что звезда уже не может удерживать даже свою собственную материю. Поэтому каждую секунду и каждое мгновение  ее материя  улетучивается в космос. Так и Россия. Внешне выглядит все еще большой и сильной, но капиталы и перспективные, талантливые молодые люди исходят из нее как звездная материя с потухших  красных гигантов.
Какое же будущие у Путина?  Судя по описаниям его ежедневного  распорядка дня, у него совсем нет времени об этом подумать.  Среди непрекращающегося калейдоскопа событий и раутов он носиться  между дворцами и представительными кабинетами, между  «торжественными приемами» и «рабочими встречами». Палитра его собственных размышлений и созерцаний достаточно скудная. Все его речи заранее  написаны и срежиссированы  , позиция  сформирована и   определена. Он очень долго находится на вершине неограниченной власти и как верно отметила Меркель давно уже потерял «чувство реальности», все пытается «просчитать мир»в рамках своего опыта,  приобретенного на шпионской работе в органах КГБ.
Путин, конечно, искренне желает, чтобы Россия имела большой авторитет и уважение в мире, но ошибочно думает, что этого можно добиться через внушения страха.  Его наиболее любимые книги относятся к жизнеописаниям царствования Ивана Грозного, Екатерины Второй и Петра Великого, из которых он черпает опыт государственного управления.  Считает, что при помощи  этого хитроумного арсенала политических приемов прошлого сможет навсегда (дословно, «до смерти», прим. переводчика) оставаться на вершине властной пирамиды. Новый обладатель дерева бессмертия? В книге Бэна  Джуда «Хрупкая Империя» есть такой отрывок: « Помощник рассказывал как однажды они стали свидетелями откровенного диалога Президента.  Это случилось теплым летним вечером, Путин пространно рассуждал о судьбах Родины и вдруг спросил стоящих рядом людей – кого они считают величайшими предателями Родины за всю историю страны. Не дожидаясь ответа, он продолжил, что по его мнению величайшими предателями являются те люди, которые бросили власть в Россию на землю, позволив завладеть ею разным психопатам. Это, например, Николай Второй или Горбачев. Он же никогда такого не совершит.»
         Управляя Россией многие годы, Путин сумел при помощи высоких цен на нефть надуть большой  пузырь, который, как и положено пузырям, некоторое время посверкает, но непременно лопнет.  И совсем не в далекой  перспективе русскому народу (как это не грустно) придется за все это заплатить свою цену . Пока  россияне возлежат на доходах от нефти и никуда не двигаются, набирая лишний вес и растрачивая достижения СССР  (что уже превратилось в необратимый процесс),  остальной мир за последние 15 лет ушел далеко вперед по дороге научно-технического прогресса и развития.  Россия еще раз отложила свое будущее на неопределенное время, если не навсегда.
作者:gauchewood
来源:左思右想(微信号: letter2dora)
Оригинал статьи  http://mp.weixin.qq.com/s?__biz=MjM5OTc2NzA2MQ==&mid=401248976&idx=4&sn=d172d61f74459ddf4033d95f28349cab&scene=1&srcid=1126k

среда, 16 декабря 2015 г.

Премия за установление контакта с инопланетянами

17 декабря 1900 года была учреждена премия в размере 100 000 франков за установление контакта с инопланетянами. Марсиане были исключены из этого списка, потому что считалось, что установить с ними связь слишком легко. Возможно, этот пункт и сыграл свою роковую роль. Узнав, насколько низко земляне ценят общение с ними, марсиане обиделись и до сих пор отказываются установить с нами контакт, а других инопланетян поблизости нет. Так премию до сих пор никто и не получил. 
Не демонстрируйте своего пренебрежения другим людям, если они этого не заслужили, может случиться так, что вам не с кем будет поговорить кроме них, а в ответ вы получите заслуженный отказ.

вторник, 15 декабря 2015 г.

Для чего нужна кнопка Windows


И.П.Павлов "Об уме вообще, о русском уме в частности"



Источник: www.gumer.info
В апреле - мае 1918 г. И.П. Павлов прочел три лекции, которые объединяют условным названием
“Об уме вообще, о русском уме в частности”. Все три лекции с обстоятельным комментарием опубликованы в No9 “Физиологического журнала им. И.М.Сеченова” за 1999 год.


Иван Петрович Павлов (14 (26) сентября 1849, Рязань — 27 февраля 1936, Ленинград | Санкт-Петербург) — русский учёный, первый русский нобелевский лауреат, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности и представлений о процессах регуляции пищеварения; основатель крупнейшей российской физиологической школы; лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 1904 года «за работу по физиологии пищеварения».
Несмотря на все усилия Советской власти по привлечению ученого такого уровня к политической деятельности, И.П. Павлов оставался верен своим идеалам и не поддерживал Советскую власть - о чём неоднократно и публично заявлял.

Выступая на юбилее И. М. Сеченова, которого глубоко почитал, И. Павлов публично заявил:
« …Без Иванов Михайловичей с их чувством достоинства и долга всякое государство обречено на гибель изнутри, несмотря ни на какие Днепрострои. <…> Введён в Устав Академии [наук] параграф, что вся работа должна вестись на платформе учения Маркса и Энгельса — разве это не величайшее насилие над научной мыслью? Чем это отличает от средневековой инквизиции? <…> Нам приказывают (!) в члены Высшего ученого учреждения избирать людей, которых мы по совести не можем признать за учёных. …Прежняя интеллигенция частию истребляется, частию и развращается. »

Из письма министру здравоохранения РСФСР Г. Н. Каминскому от 10 октября 1934 года:
« К сожалению, я чувствую себя по отношению к Вашей революции почти прямо противоположно Вам. Меня она очень тревожит… Многолетний террор и безудержное своеволие власти превращает нашу азиатскую натуру в позорно рабскую. А много ли можно сделать хорошего с рабами? Пирамиды? Да; но не общее истинное человеческое счастье. Недоедание и повторяющееся голодание в массе населения с их непременными спутниками — повсеместными эпидемиями подрывает силы народа. Прошу меня простить… Написал искренне, что переживаю. »

21 декабря 1934 года Павлов направил в адрес Совета народных комиссаров — Правительство СССР письмо, в котором открыто высказал свои убеждения:
« Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было. Ведь только политическим младенцам Временного правительства было мало даже двух Ваших репетиций перед Вашим Октябрьским торжеством. Все остальные правительства вовсе не желают видеть у себя то, что было и есть у нас, и, конечно, вовремя догадываются применить для предупреждения этого то, чем пользовались Вы, — террор и насилие.
Но мне тяжело не от того, что мировой фашизм попридержит на известный срок темп естественного человеческого прогресса, а от того, что делается у нас, и что, по моему мнению, грозит серьёзной опасностью моей Родине. »


Об уме вообще, о русском уме в частности

Об уме вообще

Постоянное сосредоточие мысли на определенном вопросе
Нпосредственное видение действительности
Абсолютная свобода мысли
Абсолютное беспристрастие мысли
Обстоятельность мысли
Простота, полная ясность, полное понимание
Истиной надо любоваться
Смирение мысли

О русском уме

Чрезвычайное сосредоточение мысли
Непосредственное общение сдействительностью
Абсолютная свобода мысли
Привязанность мысли к идее и беспристрастность
Обстоятельность, детальность мысли
Стремление научной мысли к простоте
Стремление к истине
Смирение мысли

Об уме вообще

Мотив моей лекции - это выполнение одной великой заповеди, завещанной классическим миром последующему человечеству. Эта заповедь - истинна, как сама действительность, и вместе с тем всеобъемлюща. Она захватывает все в жизни человека, начиная от самых маленьких забавных случаев обыденности до величайших трагедий человечества. Заповедь эта очень коротка, она состоит из трех слов: “Познай самого себя”. Если я, в теперешнем своем виде, никогда не протягивавший голос для пения, никогда пению не учившийся, воображу, что я обладаю приятным голосом и что у меня исключительное дарование к пению, и начну угощать моих близких и знакомых ариями и романсами, - то это будет только забавно. Но если целый народ, в своей главной низшей массе недалеко отошедший от рабского состояния, а в интеллигентских слоях большею частью лишь заимствовавший чужую культуру, и притом не всегда удачно, народ, в целом относительно мало давший своего самостоятельного и в общей культуре, и в науке, - если такой народ вообразит себя вождем человечества и начнет поставлять для других народов образцы новых культурных форм жизни, то мы стоим тогда перед прискорбными, роковыми событиями, которые могут угрожать данному народу потерей его политической независимости.
Выполняя классическую заповедь, я вменил себе в обязанность попытаться дать некоторый материал к характеристике русского ума. Вы, может быть, спросите меня, какие у меня права на это, что я - историк русской культуры или психолог? Нет, я ни то, ни другое - и однако мне кажется, что некоторое право у меня на эту тему есть.
Господа! Я юношей вошел в научно-экспериментальную лабораторию, в ней я провел всю свою жизнь, в ней я сделался стариком, в ней же я мечтаю и окончить свою жизнь. Что же я видел в этой лаборатории? Я видел здесь неустанную работу ума, притом работу постоянно проверяемую: плодотворна ли она, ведет ли к цели или является пустой, ошибочной. Следовательно, можно допустить, что я понимаю, что такое ум и в чем обнаруживается. Это с одной стороны. С другой стороны, я постоянно вращался в интеллигентских кругах, я состою членом трех ученых коллегий, я постоянно соприкасался, общался с многочисленными товарищами, посвятившими себя науке; предо мной прошли целые тысячи молодых людей, избиравших своим жизненным занятием умственную и гуманную деятельность врача, не говоря уж о других жизненных встречах. И мне кажется, что я научился оценивать человеческий ум вообще и наш русский, в частности.
Я, конечно, не буду сейчас погружаться в тончайшие психологические исследования об уме. Я ко всему вопросу отнесусь чисто практически. Я опишу вам ум в его работе, как я это знаю по личному опыту и на основании заявлений величайших представителей человеческой мысли. А затем, охарактеризовав таким образом ум, я приложу эту характеристику как критерий, как аршин, к русскому уму и посмотрю, в каком соотношении он находится с этой меркой.
Что такое научная лаборатория? Это маленький мир, маленький уголочек действительности. И в этот уголочек устремляется человек со своим умом и ставит себе задачей узнать эту действительность: из каких она состоит элементов, как они сгруппированы, связаны, что от чего зависит и т.д. Словом, человек имеет целью освоиться с этою действительностью так, чтобы можно верно предсказывать, что произойдет в ней в том и другом случае, чтобы можно было эту действительность даже направлять по своему усмотрению, распоряжаться ею, если это в пределах наших технических средств.

Постоянное сосредоточение мысли на определенном вопросе

К изображению ума, как он проявляется в лабораторной работе, я и приступлю и постараюсь показать все стороны его, все приемы, которыми он пользуется, когда постигается этот маленький уголочек действительности. Первое, самое общее свойство, качество ума - это постоянное сосредоточение мысли на определенном вопросе, предмете. С предметом, в области которого вы работаете, вы не должны расставаться ни на минуту. Поистине вы должны с ним засыпать, с ним пробуждаться, и только тогда можно рассчитывать, что настанет момент, когда стоящая перед вами загадка раскроется, будет разгадана.
Вы понимаете, конечно, что когда ум направлен к действительности, он получает от нее разнообразные впечатления, хаотически складывающиеся, разрозненные. Эти впечатления должны быть в вашей голове в постоянном движении, как кусочки в калейдоскопе, для того чтобы после в вашем уме образовалась та фигура, тот образ, который отвечает системе действительности, являясь верным ее отпечатком.
Есть вероятие, что, когда я говорю об безотступном думании, на русской почве я встречусь со следующим заявлением, даже отчасти победного характера: “А если вам надо так много напрягаться в своей работе, то, очевидно, вы располагаете небольшими силами!” Нет! Мы, маленькие и средние работники науки, мы очень хорошо знаем разницу между собою и великими мастерами науки. Мы меряем и их и свою работу ежедневно и можем определить, что делают они. Пусть мы для царства знания от бесконечного неизвестного приобретаем сажени и десятины, а великие мастера - огромнейшие территории. Пусть так. Это для нас очевидный факт. Но судя по собственному опыту и по заявлениям этих величайших представителей науки, законы умственной работы и для нас и для них - одни и те же. И тот первый пункт, с которого я начал, то первое свойство, с которого я начал характеристику деятельности ума, у них подчеркнуто еще больше, чем у нас, маленьких работников.
Припомним хотя бы о Ньютоне. Ведь он со своей идеей о тяготении не расставался ни на минуту. Отдыхал ли он, был ли он одиноким, председательствовал ли на заседании Королевского общества и т.д., он все время думал об одном и том же. Ясно, что его идея преследовала его всюду, каждую минуту. Или вот великий Гельмгольц. Он прямо в одной из своих речей ставит вопрос, чем он отличается от других людей. И он отвечает, что он разницы не мог заметить никакой, кроме одной только черты, которая, как ему показалось, отличает его от остальных. Ему казалось, что никто другой, как он, не впивается в предмет. Он говорит, что когда он ставил перед собою какую-нибудь задачу, он не мог уже от нее отделаться, она преследовала его постоянно, пока он ее не разрешал. Вы видите, следовательно, что это упорство, эта сосредоточенность мысли есть общая черта ума от великих до маленьких людей, черта, обеспечивающая работу ума.

Непосредственное видение действительности

Я перейду теперь к следующей черте ума. Действительность, понять которую ставит своей задачей ум, эта действительность является в значительной степени скрытой от него. Она, как говорится, спрятана за семью замками. Между действительностью и умом стоит и должен стоять целый ряд сигналов, которые совершенно заслоняют эту действительность. Я уже не говорю о том теперь уже общеизвестном положении, что наши ощущения чувств есть тоже только сигналы действительности. Но за этим следует целый ряд других неизбежных сигналов. В самом деле, действительность может быть удалена от наблюдателя, и ее надо приблизить, например, при помощи телескопа; она может быть чрезвычайно мала, и ее надо увеличить, посмотреть на нее в микроскоп; она может быть летуча, быстра, и ее надо остановить или применить такие приборы, которые могут за ней угнаться, и т.д., и т.д. Без всего этого нельзя обойтись, все это необходимо, особенно если надо запечатлеть эту действительность для других работ, передать ее, предъявить другим.
Таким образом, между вами и действительностью накапливается длиннейший ряд сигналов. Я позволю себе небольшой пример. Может быть, некоторые из моих слушателей знают, что мы в настоящее время разрабатываем вопрос, касающийся больших полушарий головного мозга, т.е. отдела, заведующего высшей нервной деятельностью животного. Причем в качестве реактива на эту деятельность мы пользуемся слюнной железой, и поэтому работу этой последней нам приходится наблюдать. Делаем мы это так, что конец выводного [канала] протока слюнной железы, конец той трубочки, по которой течет слюна, пересаживаем изо рта наружу. После такой операции слюна течет уже не в рот, а наружу, и, прилепляя здесь маленькую вороночку, мы можем эту слюну собирать и отсчитывать по капелькам, когда она вытекает из кончика воронки.
Казалось бы, что проще! И однако сколько угодно ошибались и ошибаются взрослые интеллигентные люди, принимающиеся за эту работу. Стоит образоваться маленькой корочке на отверстии слюнного протока - и слюна истечет. Неопытный наблюдатель не обратит на это внимания, не примет это в расчет и бежит с заявлением, что у него получился неожиданный факт, воображая иногда, что дело идет о целом открытии. Другой тоже обращается за разъяснениями, что почему у него слюна в течение опыта перестала течь - оказывается, воронка немного отстала от кожи - и слюна течет мимо. Пустяк, и однако этот пустяк сейчас же дает о себе знать, и его надо учесть для того, чтобы не быть обманутым. Теперь представьте себе вместо этой простенькой воронки какой-нибудь сложный инструмент. Сколько же ошибок может быть здесь! И вот ум должен разобраться во всех этих сигналах, учитывать все эти возможности ошибок, искажающих действительность, и все их устранить или предупредить.
Но и это еще не все. Это лишь часть дела. Вы закончили свою работу, вам надо ее теперь как-нибудь запечатлеть, поделиться своими результатами с другими. И здесь выступают на сцену новые сигналы, новые символы действительности. Что такое наши слова, которыми мы описываем факты, как не новые сигналы, которые могут, в свою очередь, затемнить, исказить истину. Слова могут быть подобраны неточные, неподходящие, могут неверно пониматься и т.д. И вы опять должны остерегаться, чтобы не увидеть благодаря словам действительность в ненадлежащем, неверном виде. Весьма часто случается, что один исследователь не может воспроизвести верных фактов другого - и только потому, что словесная передача этим другим обстановки всего его дела не соответствует, не воспроизводит точно и полно действительности.
И, наконец, когда вы дойдете до выводов, когда вы начнете оперировать с теми словесными сигналами - этикетками, которые вы поставили на место фактов, - то здесь фальсификация действительности может достигать огромнейших размеров. Вы видите, как много возникает различных затруднений, которые мешают вам ясно видеть подлинную действительность. И задачей вашего ума будет дойти до непосредственного видения действительности, хотя и при посредстве различных сигналов, но обходя и устраняя многочисленные препятствия, при этом неизбежно возникающие.

Абсолютная свобода мысли

Следующая черта ума - это абсолютная свобода мысли, свобода, о которой в обыденной жизни нельзя составить себе даже и отдаленного представления. Вы должны быть всегда готовы к тому, чтобы отказаться от всего того, во что вы до сих пор крепко верили, чем увлекались, в чем полагали гордость вашей мысли, и даже не стесняться теми истинами, которые, казалось бы, уже навсегда установлены наукой. Действительность велика, беспредельна, бесконечна и разнообразна, она никогда не укладывается в рамки наших признанных понятий, наших самых последних знаний… Без абсолютной свободы мысли нельзя увидеть ничего истинно нового, что не являлось бы прямым выводом из того, что вам уже известно.
Для иллюстрации этого в науке можно найти много интересных фактов. Позвольте мне привести пример из моей науки. Вы знаете, что центральным органом кровообращения является сердце, чрезвычайно ответственный орган, держащий в своих руках судьбу всего организма. Физиологи много лет интересовались найти те нервы, которые управляют этим важным органом. Было известно, что все скелетные мышцы управляются нервами, и надо было думать, что тем более не может быть лишено таких нервов сердце, исполняющее свою работу самым тончайшим и точнейшим образом. И вот ждали и искали этих нервов, управителей сердца, и долгое время не могли найти.
Надо сказать, что человеческому знанию прежде всего дались нервы скелетной мускулатуры, так называемые двигательные нервы. Отыскать их было очень легко. Стоило быть перерезанным какому-нибудь нерву, и тот мускул, к которому шел данный нерв, становился парализованным. С другой стороны, если вы этот нерв искусственно вызываете к деятельности, раздражая его, например, электрическим током, вы получаете работу мышцы - мышца на ваших глазах двигается, сокращается. Так вот, такого же нерва, так же действующего, физиологи искали и у сердца, причем иных нервов, кроме вот таких двигательных, вызывающих орган к работе нервов, наука в то время не знала.
На этом мысль остановилась, застыла в рутине. С этой мыслью физиологи подходили и к сердцу. Нерв, идущий к сердцу, было отыскать нетрудно. Он идет по шее, спускается в грудную полость и дает ветви к различным внутренним органам, в том числе и к сердцу. Это так называемый блуждающий нерв. Физиологи имели его в руках, и оставалось лишь доказать, что этот нерв действительно заведует работой сердца. И вот многие выдающиеся умы, достаточно назвать Гумбольдта, бились над разрешением этого вопроса и ничего не могли увидеть, не могли отметить действие этого нерва на сердце.
Почему же так? Быть может, этот нерв на сердце не действует? Нет, действует и в высшей степени резко и отчетливо, до такой степени резко, что этого действия нельзя не увидеть. В настоящее время это представляет опыт, который не может не удасться в руках невежды. Действие этого нерва на сердце состоит в том, что если вы его раздражаете, то сердце начинает биться все медленнее и медленнее и наконец совсем останавливается. Значит, это был нерв, совершенно неожиданно действующий не так, как нервы скелетной мускулатуры. Это нерв, который удлиняет паузы между сердечными сокращениями и обеспечивает отдых сердцу. Словом, нерв, о котором не думали и которого поэтому не видели. У человека отсутствовала мысль, и он не мог увидеть крайне простого факта. Это поразительно интересный пример! Гениальные люди смотрели и не могли увидеть действительности, она от них скрылась.
Я думаю, вам теперь понятно, почему от ума, постигающего действительность, требуется абсолютная свобода. Только тогда, когда ваша мысль может все вообразить, хотя бы это противоречило установленным положениям, только тогда она может заметить новое. И мы имеем прямые указания, идущие от великих мастеров науки, где этот прием применяется полностью, в самой высшей мере. О знаменитом английском физике Фарадее известно, он делал до такой степени невероятные предположения, так распускал свою мысль, давал такую свободу своей фантазии, что стеснялся в присутствии всех ставить известные опыты. Он запирался и работал наедине, проверяя свои дикие предположения. Эта крайняя распущенность мысли сейчас же умеряется следующей чертой, очень тяжелой чертой для исследующего ума. Это - абсолютное беспристрастие мысли.

Абсолютное беспристрастие мысли

Это значит, что как вы ни излюбили какую-нибудь вашу идею, сколько бы времени ни тратили на ее разработку, - вы должны ее откинуть, отказаться от нее, если встречается факт, который ей противоречит и ее опровергает. И это, конечно, представляет страшные испытания для человека. Этого беспристрастия мысли можно достигнуть только многолетней, настойчивой школой. До чего это трудно - я могу привести простенький пример из своей лабораторной практики. Я помню одного очень умного человека, с которым мы делали одно исследование и получили известные факты. Сколько мы ни проверяли наши результаты, все склонялось к тому толкованию, которое мы установили. Но затем у меня явилась мысль, что, быть может, все зависит от других причин. Если бы [подтвердилось] это новое предположение, то это чрезвычайно подрывало бы значение наших опытов и стройность наших объяснений. И вот этот милый человек просил меня не делать новых опытов, не проверять этого предположения, так ему жалко было расстаться со своими идеями, так он за них боялся. И это не есть лишь его слабость, это слабость всех.
Я отлично помню свои первые годы. До такой степени не хотелось отступать от того, в чем ты положил репутацию своей мысли, свое самолюбие. Это действительно трудная вещь, здесь заключается поистине драма ученого человека. Ибо такое беспристрастие мысли надо уметь соединить и примирить с вашей привязанностью к своей руководящей идее, которую вы постоянно носите в своем уме. Как для матери дорого свое дитя, как одна лишь мать лучше, чем кто-либо другой, взрастит его и убережет от опасности - так же обстоит дело и с вашей идеей. От вас, от того, кто ее родил, идея должна получить развитие и силы. Вы, и никто другой, должны использовать ее до конца и извлечь из нее все, что в ней есть верного. Заменить здесь вас никто не может…
Итак, вы должны быть чрезвычайно привязаны к вашей идее, и рядом с этим вы должны быть готовы в любой момент произнести над нею смертный приговор, отказаться от нее. Это чрезвычайно тяжело! Целыми неделями приходится в таком случае ходить в большой грусти и примиряться. Мне припоминался тогда случай с Авраамом, которому, по неотступной его просьбе, на старости лет Бог дал единственного сына, а потом потребовал от него, чтобы он этого сына принес в жертву, заколол. Тут то же самое. Но без такого беспристрастия мысли обойтись нельзя. Когда действительность начинает говорить против вас, вы должны покориться, так как обмануть себя можно и очень легко, и других, хотя бы временно, тоже, но действительность не обманешь. Вот почему в конце очень длинного жизненного пути у человека вырабатывается убеждение, что единственное достоинство твоей работы, твоей мысли состоит в том, чтобы угадать и победить действительность, каких бы это ошибок и ударов по самолюбию ни стоило. А с мнением других приходится не считаться, его надо забыть.

Обстоятельность мысли

Дальше. Жизнь, действительность, конечно, крайне разнообразны. Сколько мы ни знаем, все это ничтожно по сравнению с разнообразием и бесконечностью жизни. Жизнь есть воплощение бесконечно разнообразной мepы веса, степени, числа и других условий. И все это должно быть захвачено изучающим умом, без этого нет познания. Если мы не считаемся с мерою, степенью и т.д., если мы не овладеем ими, мы остаемся бессильными перед действительностью и власти над нею получить не можем. Вся наука есть беспрерывная иллюстрация на эту тему. Сплошь и рядом какая-нибудь маленькая подробность, которую вы не учли, не предвидели, перевертывает всю вашу постройку, а, с другой стороны, такая же подробность зачастую открывает перед вами новые горизонты, выводит вас на новые пути. От исследующего ума требуется чрезвычайное внимание. И однако, как ни напрягает человек свое внимание, он все-таки не может охватить все элементы той действительности, среди которой он действует, не может все заметить, уловить, понять и победить.
Возьмите такой простой пример. Вы излагаете результаты своих наблюдений для других, и крайне трудно изложить это все так, чтобы другой человек, читая ваш случай, мог бы заметить все в обрез так, как это видели вы. Мы постоянно встречаемся с фактом, что люди при самом добросовестном повторении всех условий какого-нибудь описанного опыта не могут воспроизвести того, что видел автор. Последний не упомянул какой-либо маленькой подробности, и вы уже не можете понять и доискаться, в чем здесь дело. И зачастую лишь люди, стоящие в стороне, замечают это и воспроизводят опыты и одного, и другого.
Далее интересно следующее. Как в случае с пристрастием ума, совершенно так же и здесь необходимо очень тонкое балансирование. Вы должны, сколько хватит вашего внимания, охватить все подробности, все условия, и однако, если вы все с самого начала захватите, вы ничего не сделаете, вас эти подробности обессилят. Сколько угодно есть исследователей, которых эти подробности давят, и дело не двигается с места. Здесь надо уметь закрывать до некоторого времени глаза на многие детали для того, чтобы потом все охватить и соединить. С одной стороны, вы должны быть очень внимательны, с другой стороны, от вас требуется внимательность ко многим условиям. Интерес дела вам говорит: “Оставь, успокойся, не отвлекай себя”.

Простота, полная ясность, полное понимание

Далее. Идеалом ума, рассматривающего действительность, есть простота, полная ясность, полное понимание. Хорошо известно, что до тех пор, пока вы предмет не постигли, он для вас представляется сложным и туманным. Но как только истина уловлена, все становится простым. Признак истины - простота, и все гении просты своими истинами. Но этого мало. Действующий ум должен отчетливо сознавать, что чего-нибудь не понимает, и сознаваться в этом. И здесь опять-таки необходимо балансирование. Сколько угодно есть людей и исследователей, которые ограничиваются непониманием. И победа великих умов в том и состоит, что там, где обыкновенный ум считает, что им все понято и изучено, - великий ум ставит себе вопросы: “Да, действительно ли все это понятно, да на самом ли деле это так?” И сплошь и рядом одна уже такая постановка вопроса есть преддверие крупного открытия. Примеров в этом отношении сколько угодно.
Известный голландский физик Вант-Гофф в своих американских петициях говорит: “Я считаю, что я своим открытием обязан тому, что я смел поставить себе вопрос, понимаю ли я действительно все условия, так ли это на самом деле”. Вы видите, следовательно, до какой степени важно стремление к ясности и простоте, а с другой стороны, необходима смелость признания своего непонимания. Но это балансирование ума идет еще дальше. В человеке можно даже встретить некоторый антагонизм к такому представлению, которое слишком много объясняет, не оставляя ничего непонятного. Тут существует какой-то инстинкт, который становится на дыбы, и человек даже стремится, чтобы была какая-нибудь часть непонятного, неизвестного. И это совершенно законная потребность ума, так как неестественно, чтобы все было понятно, раз мы и окружены и будем окружены таким бесконечным неизвестного. Вы можете заметить, до какой степени приятно читать книгу великого человека, который много открывает и одновременно указывает, что осталось еще много неизвестного. Это - ревность ума к истине, ревность, которая не позволяет сказать, что все уже исчерпано и больше незачем работать.

Истиной надо любоваться

Дальше. Для ума необходима привычка упорно смотреть на истину, радоваться ей. Мало того, чтобы истину захватить и этим удовлетвориться. Истиной надо любоваться, ее надо любить. Когда я был в молодые годы за границей и слушал великих профессоров - стариков, я был изумлен, каким образом они, читавшие по десяткам лет лекции, тем не менее читают их с таким подъемом, с такою тщательностью ставят опыты. Тогда я это плохо понимал. А затем, когда мне самому пришлось сделаться стариком, - это для меня стало понятно. Это совершенно естественная привычка человека, который открывает истины. У такого человека есть потребность постоянно на эту истину смотреть. Он знает, чего это стоило, каких напряжений ума, и он пользуется каждым случаем, чтобы еще раз убедиться, что это действительно твердая истина, несокрушимая, что она всегда такая же, как и в то время, когда была открыта. И вот теперь, когда я ставлю опыты, я думаю, едва ли есть хоть один слушатель, который бы с таким интересом, с такой страстью смотрел на них, как я, видящий это уже в сотый раз.
Про Гельмгольца рассказывают, что, когда он открыл закон сохранения сил, когда он представил, что вся разнообразная энергия жизни на земле есть превращение энергии, излучающейся на нас с Солнца, он превратился в настоящего солнцепоклонника. Я слышал от Циона, что Гельмгольц, живя в Гейдельберге, в течение многих годов каждое утро спешил на пригорок, чтобы видеть восходящее солнце. И я представляю, как он любовался при этом на свою истину.

Смирение мысли

Последняя черта ума, поистине увенчивающая все, - это смирение мысли, скромность мысли. Примеры к этому общеизвестны. Кто не знает Дарвина, кто не знает того грандиознейшего впечатления, которое произвела его книга во всем умственном мире. Его теорией эволюции были затронуты буквально все науки. Едва ли можно найти другое открытие, которое можно было сравнить с открытием Дарвина по величию мысли и влиянию на науку, - разве открытие Коперника. И что же? Известно, что эту книгу он осмелился опубликовать лишь под влиянием настойчивых требований своих друзей, которые желали, чтобы за Дарвином остался приоритет, так как в то время к этому же вопросу начинал подходить другой английский ученый. Самому же Дарвину все еще казалось, что у него недостаточно аргументов, что он недостаточно знаком с предметом. Такова скромность мысли у великих людей, и это понятно, так как они хорошо знают, как трудно, каких усилий стоит добывать истины.
Вот, господа, основные черты ума, вот те приемы, которыми пользуется действующий ум при постигании действительности. Я вам нарисовал этот ум, как он проявляется в своей работе, и я думаю, что рядом с этим совершенно не нужны тонкие психологические описания. Этим все исчерпано. Вы видите, что настоящий ум - это есть ясное, правильное видение действительности, познание числа и состава этой действительности. Такое познание дает нам возможность предсказывать эту действительность и воспроизводить ее в том размере, насколько это возможно по техническим средствам.



О русском уме

Милостивые государи! Заранее прошу меня простить, что в гнетущее время, которое мы все переживаем, я сейчас буду говорить о довольно печальных вещах. Но мне думается или, вернее сказать, я чувствую, что наша интеллигенция, т.е. мозг родины, в погребальный час великой России не имеет права на радость и веселье. У нас должна быть одна потребность, одна обязанность - охранять единственно нам оставшееся достоинство: смотреть на самих себя и окружающее без самообмана. Побуждаемый этим мотивом, я почел своим долгом и позволил себе привлечь ваше внимание к моим жизненным впечатлениям и наблюдениям относительно нашего русского ума.
Три недели тому назад я уже приступил к этой теме и сейчас вкратце напомню и воспроизведу общую конструкцию моих лекций. Ум - это такая огромная, расплывчатая тема! Как к ней приступить? Смею думать, что мне удалось упростить эту задачу без потери деловитости. Я поступил в этом отношении чисто практически. Отказавшись от философских и психологических определений ума, я остановился на одном сорте ума, мне хорошо известном отчасти по личному опыту в научной лаборатории, частью литературно, именно на научном уме и специально на естественнонаучном уме, который разрабатывает положительные науки.
Рассматривая, какие задачи преследует естественнонаучный ум и как задачи он эти достигает, я, таким образом, определил назначение ума, его свойства, те приемы, которыми он пользуется для того, чтобы его работа была плодотворна. Из этого моего сообщения стало ясно, что задача естественнонаучного ума состоит в том, что он в маленьком уголке действительности, которую он выбирает и приглашает в свой кабинет, старается правильно, ясно рассмотреть эту действительность и познать ее элементы, состав, связь элементов, последовательность их и т.д., при этом так познать, чтобы можно было предсказывать действительность и управлять ею, если это в пределах его технических и материальных средств. Таким образом, главная задача ума - это правильное видение действительности, ясное и точное познание ее. Затем я обратился к тому, как этот ум работает. Я перебрал все свойства, все приемы ума, которые практикуются при этой работе и обеспечивают успех дела. Правильность, целесообразность работы ума, конечно, легко определяется и проверяется результатами этой работы. Если ум работает плохо, стреляет мимо, то ясно, что не будет и хороших результатов, цель останется не достигнутой.
Мы, следовательно, вполне можем составить точное понятие о тех свойствах и приемах, какими обладает надлежащий, действующий ум. Я установил восемь таких общих свойств, приемов ума, которые и перечислю сегодня специально в приложении к русскому уму. Что взять из русского ума для сопоставления, сравнения с этим идеальным естественнонаучным умом? В чем видеть русский ум? На этом вопросе необходимо остановиться. Конечно, отчетливо выступает несколько видов ума.
Во-первых, научный русский ум, участвующий в разработке русской науки. Я думаю, что на этом уме мне останавливаться не приходится, и вот почему. Это ум до некоторой степени оранжерейный, работающий в особой обстановке. Он выбирает маленький уголочек действительности, ставит ее в чрезвычайные условия, подходит к ней с выработанными заранее методами, мало того, этот ум обращается к действительности, когда она уже систематизирована и работает вне жизненной необходимости, вне страстей и т.д. Значит, в целом это работа облегченная и особенная, работа далеко идущая от работы того ума, который действует в жизни. Характеристика этого ума может говорить лишь об умственных возможностях нации.
Далее. Этот ум есть ум частичный, касающийся очень небольшой части народа, и он не мог бы характеризовать весь народный ум в целом. Количество ученых, я разумею, конечно, истинно ученых, особенно в отсталых странах, очень небольшое. По статистике одного американского астронома, занявшегося определением научной производительности различных народов, наша русская производительность ничтожная. Она в несколько десятков раз меньше производительности передовых культурных стран Европы.
Затем, научный ум относительно мало влияет на жизнь и историю. Ведь наука только в последнее время получила значение в жизни и заняла первенствующее место в немногих странах. История же шла вне научного влияния, она определялась работой другого ума, и судьба государства от научного ума не зависит. В доказательство этого мы имеем чрезвычайно резкие факты. Возьмите Польшу. Польша поставила миру величайшего гения, гения из гениев - Коперника. И, однако, это не помешало Польше окончить свою политическую жизнь так трагически. Или обратимся к России. Мы десять лет назад похоронили нашего гения Менделеева, но это не помешало России прийти к тому положению, в котором она сейчас находится. Поэтому, мне кажется, я прав, если в дальнейшем не буду учитывать научного ума.
Но тогда каким же умом я займусь? Очевидно, массовым, общежизненным умом, который определяет судьбу народа. Но массовый ум придется подразделить. Это будет, во-первых, ум низших масс и затем - ум интеллигентский. Мне кажется, что если говорить об общежизненном уме, определяющем судьбу народа, то ум низших масс придется оставить в стороне. Возьмем в России этот массовый, т.е. крестьянский ум по преимуществу. Где мы его видим? Неужели в неизменном трехполье, или в том, что и до сих пор по деревням летом безвозбранно гуляет красный петух, или в бестолочи волостных сходов? Здесь осталось то же невежество, какое было и сотни лет назад. Недавно я прочитал в газетах, что, когда солдаты возвращались с турецкого фронта, из-за опасности разноса чумы хотели устроить карантин. Но солдаты на это не согласились и прямо говорили: “Плевать нам на этот карантин, все это буржуазные выдумки”.
Или другой случай. Как-то, несколько недель тому назад, в самый разгар большевистской власти мою прислугу посетил ее брат, матрос, конечно, социалист до мозга костей. Все зло, как и полагается, он видел в буржуях, причем под буржуями разумелись все, кроме матросов, солдат. Когда ему заметили, что едва ли вы сможете обойтись без буржуев, например появится холера, что вы станете делать без докторов? - он торжественно ответил, что все это пустяки. “Ведь это уже давно известно, что холеру напускают сами доктора”. Стоит ли говорить о таком уме и можно ли на него возлагать какую-нибудь ответственность?
Поэтому-то я и думаю, что то, о чем стоит говорить и характеризовать, то, что имеет значение, определяя суть будущего, - это, конечно, есть ум интеллигентский. И его характеристика интересна, его свойства важны. Мне кажется, что то, что произошло сейчас в России, есть, безусловно, дело интеллигентского ума, массы же сыграли совершенно пассивную роль, они восприняли то движение, по которому ее направляла интеллигенция. Отказываться от этого, я полагаю, было бы несправедливо, недостойно. Ведь если реакционная мысль стояла на принципе власти и порядка и его только и проводила в жизнь, а вместе с тем отсутствием законности и просвещения держала народные массы в диком состоянии, то, с другой стороны, следует признать, что прогрессивная мысль не столько старалась о просвещении и культивировании народа, сколько о его революционировании.
Я думаю, что мы с вами достаточно образованны, чтобы признать, что то, что произошло, не есть случайность, а имеет свои осязательные причины и эти причины лежат в нас самих, в наших свойствах. Однако мне могут возразить следующее. Как же я обращусь к этому интеллигентскому уму с критерием, который я установил относительно ума научного. Будет ли это целесообразно и справедливо? А почему нет? - спрошу я. Ведь у каждого ума одна задача - это правильно видеть действительность, понимать ее и соответственно этому держаться. Нельзя представить ум существующим лишь для забавы. Он должен иметь свои задачи и, как вы видите, эти задачи и в том, и в другом случае одни и те же.
Разница лишь в следующем: научный ум имеет дело с маленьким уголком действительности, а ум обычный имеет дело со всей жизнью. Задача по существу одна и та же, но более сложная, можно только сказать, что здесь тем более выступает настоятельность тех приемов, которыми пользуется в работе ум вообще. Если требуются известные качества от научного ума, то от жизненного ума они требуются в еще большей степени. И это понятно. Если я лично или кто-либо другой оказались не на высоте, не обнаружили нужных качеств, ошиблись в научной работе, беда небольшая. Я потеряю напрасно известное число животных, и этим дело кончается. Ответственность же общежизненного ума больше. Ибо, если в том, что происходит сейчас, виноваты мы сами, эта ответственность грандиозна.

Чрезвычайное сосредоточение мысли

Таким образом, мне кажется, я могу обратиться к интеллигентскому уму и посмотреть, насколько в нем есть те свойства и приемы, которые необходимы научному уму для плодотворной работы. Первое свойство ума, которое я установил - это чрезвычайное сосредоточение мысли, стремление мысли безотступно думать, держаться на том вопросе, который намечен для разрешения, держаться дни, недели, месяцы, годы, а в иных случаях и всю жизнь. Как в этом отношении обстоит с русским умом? Мне кажется, мы не наклонны к сосредоточенности, не любим ее, мы даже к ней отрицательно относимся. Я приведу ряд случаев из жизни.
Возьмем наши споры. Они характеризуются чрезвычайной расплывчатостью, мы очень скоро уходим от основной темы. Это наша черта. Возьмем наши заседания. У нас теперь так много всяких заседаний, комиссий. До чего эти заседания длинны, многоречивы и в большинстве случаев безрезультатны и противоречивы! Мы проводим многие часы в бесплодных, ни к чему не ведущих разговорах. Ставится на обсуждение тема, и сначала обыкновенно и благодаря тому, что задача сложная, охотников говорить нет. Но вот выступает один голос, и после этого уже все хотят говорить, говорить без всякого толку, не подумав хорошенько о теме, не уясняя себе, осложняется ли этим решение вопроса или ускоряется. Подаются бесконечные реплики, на которые тратится больше времени, чем на основной предмет, и наши разговоры растут, как снежный ком. И в конце концов вместо решения получается запутывание вопроса.
Мне в одной коллегии пришлось заседать вместе со знакомым, который состоял раньше членом одной из западноевропейских коллегий. И он не мог надивиться продолжительности и бесплодности наших заседаний. Он удивлялся: “Почему вы так много говорите, а результатов ваших разговоров не видать?”
Дальше. Обратитесь к занимающимся русским людям, например к студентам. Каково у них отношение к этой черте ума, к сосредоточенности мыслей? Господа! Все вы знаете - стоит нам увидеть человека, который привязался к делу, сидит над книгой, вдумывается, не отвлекается, не впутывается в споры, и у нас уже зарождается подозрение: недалекий, тупой человек, зубрила. А быть может, это человек, которого мысль захватывает целиком, который пристрастился к своей идее! Или в обществе, в разговоре, стоит человеку расспрашивать, переспрашивать, допытываться, на поставленный вопрос отвечать прямо - у нас уже готов эпитет: неумный, недалекий, тяжелодум!
Очевидно, у нас рекомендующими чертами являются не сосредоточенность, а натиск, быстрота, налет. Это, очевидно, мы и считаем признаком талантливости; кропотливость же и усидчивость для нас плохо вяжутся с представлением о даровитости. А между тем для настоящего ума эта вдумчивость, остановка на одном предмете есть нормальная вещь. Я слышал от учеников Гельмгольца, что он никогда не давал ответа сразу на самые простые вопросы. Сплошь и рядом он говорил потом, что этот вопрос вообще пустой, не имеет никакого смысла, и тем не менее он думал над ним несколько дней. Возьмите в нашей специальности. Как только человек привязался к одному вопросу, у нас сейчас же говорят: “А! Это скучный специалист”. И посмотрите, как к этим специалистам прислушиваются на Западе, их ценят и уважают как знатоков своего дела. Не удивительно! Ведь вся наша жизнь двигается этими специалистами, а для нас это скучно.
Сколько раз приходилось встречаться с таким фактом. Кто-нибудь из нас разрабатывает определенную область науки, он к ней пристрастился, он достигает хороших и больших результатов, он каждый раз сообщает о своих фактах, работах. И знаете, как публика на это реагирует: “А, этот! Он все о своем”. Пусть даже это большая и важная научная область. Нет, нам это скучно, нам подавай новое. Но что же? Эта быстрота, подвижность, характеризует она силу ума или его слабость? Возьмите гениальных людей. Ведь они сами говорят, что не видят никакой разницы между собой и другими людьми, кроме одной черты, что могут сосредоточиваться на определенной мысли как никто. И тогда ясно, что эта сосредоточенность есть сила, а подвижность, беготня мысли есть слабость.
Если бы я с высот этих гениев спустился к лаборатории, к работе средних людей, я и здесь нашел бы подтверждение этому. В прошлой лекции я приводил основание о своем праве на эту тему. Уже 18 лет, как я занимаюсь изучением высшей нервной деятельности на одном близком и родном для нас животном, на нашем друге - собаке. И можно себе представить, что то, что в нас сложно, у собаки проще, легче выступает и оценивается. Я воспользуюсь этим случаем, чтобы показать вам это, показать, что является силой - сосредоточенность или подвижность. Я передам вам результаты в ускоренной форме, я просто опишу вам конкретный случай.
Я беру собаку, никакой неприятности я ей не делаю. Я ее просто ставлю на стол и изредка подкармливаю, и при этом делаю над ней следующий опыт. Я вырабатываю у нее то, что принято называть ассоциацией, например я действую ей на ее ухо каким-нибудь тоном, положим, в течение 10 секунд и всегда вслед за этим кормлю ее. Таким образом после нескольких повторений у собаки образовывается связь, ассоциация между этим тоном и едой. Перед этими опытами мы собак не кормим, и такая связь образуется очень быстро. Как только пускается наш тон, собака начинает беспокоиться, облизываться, у нее течет слюна. Словом, у собаки появляется та же реакция, какая обычно бывает перед едой. Говоря попросту, у собаки вместе со звуком возникает мысль об еде и остается несколько секунд, пока ей не дадут есть.
Что же выходит при этом с разными животными? А вот что. Один сорт животных, сколько бы вы опыт ни повторяли, относится совершенно так, как я описал. На каждое появление звука собака дает эту пищевую реакцию, и так остается все время - и месяц, и два, и год. Ну, одно можно сказать, что это деловая собака. Еда - дело серьезное, и животное к нему стремится, готовится. Так обстоит дело у серьезных собак. Таких собак можно отличить даже в жизни; это спокойные, несуетливые, основательные животные.
А у других собак, чем дольше вы повторяете этот опыт, тем больше они становятся вялыми, сонливыми, и до такой степени, что вы суете в рот еду, и только тогда животное дает эту пищевую реакцию и начинает есть. И все дело в вашем звуке, потому что, если вы этого звука не пускаете или пускаете его лишь на секунду, такого состояния не получается, этого сна не наступает. Вы видите, что для некоторых собак мысль об еде даже в течение одной минуты невыносима, им уже требуется отдых. Они устают и начинают спать, отказываясь от такого важного дела, как еда. Ясно, что мы имеем два типа нервной системы, один крепкий, солидный, работоспособный, а другой - рыхлый, дряблый, очень скоро устающий. И нельзя сомневаться, что первый тип является более сильным, более приспособленным к жизни.
Перенесите это же на человека и вы убедитесь, что сила не в подвижности, не в рассеянности мысли, а в сосредоточенности, устойчивости. Подвижность ума, следовательно, недостаток, но не достоинство.

Непосредственное общение с действительностью

Господа! Второй прием ума - это стремление мысли придти в непосредственное общение с действительностью, минуя все перегородки и сигналы, которые стоят между действительностью и познающим умом. В науке нельзя обойтись без методики, без посредников, и ум всегда разбирается в этой методике, чтоб она не исказила действительности. Мы знаем, что судьба всей нашей работы зависит от правильной методики. Неверна методика, неправильно передают действительность сигналы - и вы получаете неверные, ошибочные, фальшивые факты. Конечно, методика для научного ума - только первый посредник. За ней идет другой посредник - это слово.
Слово - тоже сигнал, оно может быть подходящим и неподходящим, точным и неточным. Я могу представить вам очень яркий пример. Ученые-натуралисты, которые много работали сами, которые на многих пунктах обращались к действительности непосредственно, такие ученые крайне затрудняются читать лекции о том, чего они сами не проделали. Значит, какая огромная разница между тем, что вы проделали сами, и между тем, что знаете по письму, по передаче других. Настолько резкая разница, что неловко читать о том, чего сам не видел, не делал. Такая заметка идет, между прочим, и от Гельмгольца. Посмотрим, как держится в этом отношении русский интеллигентский ум.
Я начну со случая, мне хорошо известного. Я читаю физиологию, науку практическую. Теперь стало общим требованием, чтобы такие экспериментальные науки и читались демонстративно, предъявлялись в виде опытов, фактов. Так поступают остальные, так веду свое дело и я. Все мои лекции состоят из демонстраций. И что же вы думаете! Я не видел никакого особенного пристрастия у студентов к той деятельности, которую я им показываю. Сколько я обращался к своим слушателям, столько я говорил им, что не читаю вам физиологию, я вам показываю. Если бы я читал, вы бы могли меня не слушать, вы могли бы прочесть это по книге, почему я лучше других! Но я вам показываю факты, которых в книге вы не увидите, а потому, чтобы время не пропало даром, возьмите маленький труд. Выберите пять минут времени и заметьте для памяти после лекции, что вы видели. И я оставался гласом вопиющего в пустыне. Едва ли хотя бы один когда-либо последовал моему совету. Я в этом тысячу раз убеждался из разговоров на экзаменах и т.д.
Вы видите, до чего русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует. Что мы действительно живем словами, это доказывают такие факты. Физиология - как наука - опирается на другие научные дисциплины. Физиологу на каждом шагу приходится обращаться к элементам физики, химии. И, представьте себе, мой долгий преподавательский опыт показал мне, что молодые люди, приступающие к изучению физиологии, т.е. прошедшие среднюю школу, реального представления о самих элементах физики, химии не имеют. Вам не могут объяснить факта, с которого мы начинаем жизнь нашу, не могут объяснить толком, каким образом к ребенку поступает молоко матери, не понимают механизма сосания.
А механизм этот до крайности прост, вся суть в разнице давления между атмосферным воздухом и полостью рта ребенка. Тот же закон Бойля-Мариотта лежит в основе дыхания. Так вот, совершенно такое же явление проделывает сердце, когда оно получает кровь венозной системы. И этот вопрос о присасывающем действии грудной клетки - самый убийственный вопрос на экзамене не только для студентов, а даже и для докторов. (Смех.) Это не забавно, это ужасно! Это приговор над русской мыслью, она знает только слова и не хочет прикоснуться к действительности. Я иллюстрирую это еще более ярким случаем. Несколько лет назад профессор Манассеин (1), редактор “Врача”, посылает мне статью, полученную им от товарища, которого знает как очень вдумчивого человека. Но так как эта статья специальная, то он и просил меня высказать свое мнение. Работа эта называлась: “Новая движущая сила в кровообращении”. И что же? Этот занимающийся человек только к сорока годам понял это присасывающее действие грудной клетки и был настолько поражен, что вообразил, что это целое открытие. Странная вещь! Человек всю жизнь учился и только к сорока годам постиг такую элементарную вещь.
(1) Манассеин Вячеслав Авксентьевич (1841-1901), клиницист, общественный деятель, профессор Военно-медицинской академии в Петербурге, редактор журнала “Русский врач”.
Таким образом, господа, вы видите, что русская мысль совершенно не применяет критики метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни. Я вам приводил примеры относительно студентов и докторов. Но почему эти примеры относить только к студентам, докторам? Ведь это общая, характерная черта русского ума. Если ум пишет разные алгебраические формулы и не умеет их приложить к жизни, не понимает их значения, то почему вы думаете, что он говорит слова и понимает их.
Возьмите вы русскую публику, бывающую на прениях. Это обычная вещь, что одинаково страстно хлопают и говорящему “за”, и говорящему “против”. Разве это говорит о понимании? Ведь истина одна, ведь действительность не может быть в одно и то же время и белой, и черной. Я припоминаю одно врачебное собрание, на котором председательствовал покойный Сергей Петрович Боткин. Выступили два докладчика, возражая друг другу; оба хорошо говорили, оба были хлесткие, и публика аплодировала и тому, и другому. И я помню, что председатель тогда сказал: “Я вижу, что публика еще не дозрела до решения этого вопроса, и потому я снимаю его с очереди”. Ведь ясно, что действительность одна. Что же вы одобряете и в том и в другом случае? Красивую словесную гимнастику, фейерверк слов.
Возьмите другой факт, который поражает сейчас. Это факт распространяемости слухов. Серьезный человек сообщает серьезную вещь. Ведь сообщает не слова, а факты, но тогда вы должны дать гарантию, что ваши слова действительно идут за фактами. Этого нет. Мы знаем, конечно, что у каждого есть слабость производить сенсацию, каждый любит что-либо прибавить, но все-таки нужна же когда-нибудь и критика, проверка. И этого у нас и не полагается. Мы главным образом интересуемся и оперируем словами, мало заботясь о том, какова действительность.

Абсолютная свобода мысли

Перейдем к следующему качеству ума. Это свобода, абсолютная свобода мысли, свобода, доходящая прямо до абсурдных вещей, до того, чтобы сметь отвергнуть то, что установлено в науке, как непреложное. Если я такой смелости, такой свободы не допущу, я нового никогда не увижу. <…> Есть ли у нас эта свобода? Надо сказать, что нет. Я помню мои студенческие годы. Говорить что-либо против общего настроения было невозможно. Вас стаскивали с места, называли чуть ли не шпионом. Но это бывает у нас не только в молодые годы. Разве наши представители в Государственной Думе не враги друг другу? Они не политические противники, а именно враги. Стоит кому-либо заговорить не так, как думаете вы, сразу же предполагаются какие-то грязные мотивы, подкуп и т.д. Какая же это свобода?
И вот вам еще пример к предыдущему. Мы всегда в восторге повторяли слово “свобода”, и когда доходит до действительности, то получается полное третирование свободы.

Привязанность мысли к идее и беспристрастность

Следующее качество ума - это привязанность мысли к той идее, на которой вы остановились. Если нет привязанности - нет и энергии, нет и успеха. Вы должны любить свою идею, чтобы стараться для ее оправдания. Но затем наступает критический момент. Вы родили идею, она ваша, она вам дорога, но вы вместе с тем должны быть беспристрастны. И если что-нибудь оказывается противным вашей идее, вы должны ее принести в жертву, должны от нее отказаться. Значит, привязанность, связанная с абсолютным беспристрастием, - такова следующая чепривязанность мысли к той идеерта ума. Вот почему одно из мучений ученого человека - это постоянные сомнения, когда возникает новая подробность, новое обстоятельство. Вы с тревогой смотрите, что эта новая подробность: за тебя или против тебя. И долгими опытами решается вопрос: смерть вашей идее или она уцелела? Посмотрим, что в этом отношении у нас. Привязанность у нас есть. Много таких, которые стоят на определенной идее. Но абсолютного беспристрастия - его нет.
Мы глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со стороны действительности. В настоящий, переживаемый нами момент я не знаю даже, стоит ли и приводить примеры.

Обстоятельность, детальность мысли

Следующая, пятая черта - это обстоятельность, детальность мысли. Что такое действительность? Это есть воплощение различных условий, степени, меры, веса, числа. Вне этого действительности нет. Возьмите астрономию, вспомните, как произошло открытие Нептуна. Когда расчисляли движение Урана, то нашли, что в цифрах чего-то недостает, решили, что должна быть еще какая-то масса, которая влияет на движение Урана. И этой массой оказался Нептун. Все дело заключалось в детальности мысли. И тогда так и говорили, что Леверье кончиком пера открыл Нептун.
То же самое, если вы спуститесь и к сложности жизни. Сколько раз какое-либо маленькое явленьице, которое едва уловил ваш взгляд, перевертывает все вверх дном и является началом нового открытия. Все дело в детальной оценке подробностей, условий. Это основная черта ума. Что же? Как эта черта в русском уме? Очень плохо. Мы оперируем насквозь общими положениями, мы не хотим знаться ни с мерой, ни с числом. Мы все достоинство полагаем в том, чтобы гнать до предела, не считаясь ни с какими условиями. Это наша основная черта.
Возьмите пример из сферы воспитания. Есть общее положение - свобода воспитания. И вы знаете, что мы доходим до того, что осуществляем школы без всякой дисциплины. Это, конечно, величайшая ошибка, недоразумение. Другие нации это отчетливо уловили, и у них идут рядом и свобода и дисциплина, а у нас непременно крайности в угоду общему положению. В настоящее время к уяснению этого вопроса приходит и физиологическая наука. И теперь совершенно ясно, бесспорно, что свобода и дисциплина - это абсолютно равноправные вещи. То, что мы называем свободой, то у нас на физиологическом языке называется раздражением <…> то, что обычно зовется дисциплиной - физиологически соответствует понятию “торможение”. И оказывается, что вся нервная деятельность слагается из этих двух процессов - из возбуждения и торможения. И, если хотите, второе имеет даже большее значение. Раздражение - это нечто хаотическое, а торможение вставляет эту хаотичность в рамки.
Возьмем другой животрепещущий пример, нашу социал-демократию. Она содержит известную правду, конечно, не полную правду, ибо никто не может претендовать на правду абсолютную. Для тех стран, где заводская промышленность начинает стягивать огромные массы, для этих стран, конечно выступает большой вопрос: сохранить энергию, уберечь жизнь и здоровье рабочего. Далее, культурные классы, интеллигенция обыкновенно имеют стремление к вырождению. На смену должны подыматься из народной глубины новые силы. И конечно, в этой борьбе между трудом и капиталом государство должно стать на охрану рабочего.
Но это совершенно частный вопрос, и он имеет большое значение там, где сильно развилась промышленная деятельность. А что же у нас? Что сделали из этого мы? Мы загнали эту идею до диктатуры пролетариата. Мозг, голову поставили вниз, а ноги вверх. То, что составляет культуру, умственную силу нации, то обесценено, а то, что пока является еще грубой силой, которую можно заменить и машиной, то выдвинули на первый план. И все это, конечно, обречено на гибель, как слепое отрицание действительности.
У нас есть пословица: “Что русскому здорово, то немцу - смерть”, пословица, в которой чуть ли не заключается похвальба своей дикостью. Но я думаю, что гораздо справедливее было бы сказать наоборот: “То, что здорово немцу, то русскому - смерть”. Я верю, что социал-демократы немцы приобретут еще новую силу, а мы из-за нашей русской социал-демократии, быть может, кончим наше политическое существование.
Перед революцией русский человек млел уже давно. Как же! У французов была революция, а у нас нет! Ну и что же, готовились мы к революции, изучали ее? Нет, мы этого не делали. Мы только теперь, задним числом, набросились на книги и читаем. Я думаю, что этим надо было заниматься раньше. Но раньше мы лишь оперировали общими понятиями, словами, что, вот, бывают революции, что была такая революция у французов, что к ней прилагается эпитет “Великая”, а у нас революции нет. И только теперь мы стали изучать французскую революцию, знакомиться с ней.
Но я скажу, что нам было бы гораздо полезнее читать не историю французской революции, а историю конца Польши. Мы были бы больше поражены сходством того, что происходит у нас, с историей Польши, чем сходством с французской революцией.
В настоящее время этот пункт уже стал достоянием лабораторных опытов. Это поучительно. Это стремление к общим положениям, это далекое от действительности обобщение, которым мы гордимся и на которое полагаемся, есть примитивное свойство нервной деятельности. Я вам уже говорил, как мы образовываем различные связи, ассоциации между раздражителями из внешнего мира и пищевой реакцией животного. И вот, если мы образуем такую связь на звук органной трубы, вначале будут действовать и другие звуки, и они будут вызывать пищевую реакцию. Получается обобщение. Это основной факт. И должно пройти известное время, вы должны применить специальные меры, для того чтобы действующим остался лишь один определенный звук. Вы поступаете таким образом, что при пробе других звуков животное не подкармливаете и благодаря этому создаете дифференцировку.
Любопытно, что в этом отношении животные резко отличаются между собой. Одна собака эту общую генерализацию удерживает очень долго и с трудом сменяет на деловую и целесообразную специализацию. У других же собак это совершается быстро. Или другая комбинация опытов. Если вы возьмете и прибавите к этому звуку еще какое-нибудь действие на собаку, например станете чесать ей кожу, и если вы во время такого одновременного действия и звука и чесания давать еды не будете, что из этого выйдет?
Собаки здесь опять разделятся на две категории. У одной собаки произойдет следующее. Так как вы во время одного звука ее кормите, а во время действия и звука и чесания не кормите, то у нее очень скоро образуется различение. На один звук она будет давать пищевую реакцию, а когда вы к звуку прибавите чесание, она будет оставаться в покое. А знаете, что получится у других собак? У них не только не образуется такого делового различения, а, наоборот, образуется пищевая реакция и на это прибавочное раздражение, т.е. на одно чесание, которое ни само по себе, ни в комбинации со звуком никогда не сопровождается едой. Видите, какая путаница, неделовитость, неприспособленность. Такова цена этой обобщенности. Ясно, что она не есть достоинство, не есть сила.

Стремление научной мысли к простоте

Следующее свойство ума - это стремление научной мысли к простоте. Простота и ясность - это идеал познания. Вы знаете, что в технике самое простое решение задачи - это и самое ценное. Сложное достижение ничего не стоит. Точно так же мы очень хорошо знаем, что основной признак гениального ума - это простота. Как же мы, русские, относимся к этому свойству? В каком почете у нас этот прием, покажут следующие факты.
Я на своих лекциях стою на том, чтобы меня все понимали. Я не могу читать, если знаю, что моя мысль входит не так, как я ее понимаю сам. Поэтому у меня первое условие с моими слушателями, чтобы они меня прерывали хотя бы на полуслове, если им что-нибудь непонятно. Иначе для меня нет никакого интереса читать. Я даю право прерывать меня на каждом слове, но я этого не могу добиться. Я, конечно, учитываю различные условия, которые могут делать мое предложение неприемлемым. Боятся, чтобы не считали выскочкой и т.д. Я даю полную гарантию, что это никакого значения на экзаменах не будет иметь, и свое слово исполняю.
Почему же не пользуются этим правом? Понимают? Нет. И тем не менее молчат, равнодушно относясь к своему непониманию. Нет стремления понять предмет вполне, взять его в свои руки. У меня есть примеры попуще этого. Чрез мою лабораторию прошло много людей разных возрастов, разных компетенций, разных национальностей. И вот факт, который неизменно повторялся, что отношение этих гостей ко всему, что они видят, резко различно. Русский человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит. Он не задает вопросов с тем, чтобы овладеть предметом, чего никогда не допустит иностранец. Иностранец никогда не удержится от вопроса. Бывали у меня одновременно и русские, и иностранцы. И в то время, как русский поддакивает, на самом деле не понимая, иностранец непременно допытывается до корня дела. И это проходит насквозь красной нитью через все.
Можно представить в этом отношении много и других фактов. Мне как-то пришлось исторически исследовать моего предшественника на кафедре физиологии профессора Велланского (2). Он был, собственно, не физиолог, а контрабандный философ. Я знаю доподлинно от профессора Ростиславова (3), что в свое время этот Велланский производил чрезвычайный фурор. Его аудитория была всегда целиком набита людьми разных возрастов, сословий и полов. И что же? И от Ростиславова я слышал, что аудитория восторгалась, ничего не понимая, и [у] самого Велланского я нашел жалобу, что слушателей у него много, охотных, страстных, но никто его не понимает. Тогда я поинтересовался прочесть его лекции и убедился, что там и понимать было нечего, до такой степени это была бесплодная натурфилософия. А публика восторгалась.
Вообще у нашей публики есть какое-то стремление к туманному и темному. Я помню, в каком-то научном обществе делался интересный доклад. При выходе было много голосов: “Гениально!”. А один энтузиаст прямо кричал: “Гениально, гениально, хотя я ничего не понял!”. Как будто туманность и есть гениальность. Как это произошло? Откуда взялось такое отношение ко всему непонятному?
Конечно, стремление ума, как деятельной силы - это есть анализ действительности, кончающийся простым и ясным ее представлением. Это идеал, этим должно гордиться. Но так как то, что досталось уму, есть лишь кроха, песчинка по сравнению с тем, что осталось неизвестным, то понятно, что у каждого должно быть сопоставление этого небольшого известного и огромного неизвестного. И конечно, всякому человеку надо считаться и с тем и с другим. Нельзя свою жизнь располагать только в том, что научно установлено, ибо многое еще не установлено. Во многом надо жить по другим основаниям, руководясь инстинктами, привычками и т.д. Все это верно. Но позвольте, ведь это все задний план мысли, наша гордость не незнание, наша гордость в ясности. А неясность, неизвестное - лишь печальная неизбежность. Учитывать ее надо, но гордиться ею, стремиться к ней, значит переворачивать все вверх дном.

Стремление к истине

Следующее свойство ума - это стремление к истине. Люди часто проводят всю жизнь в кабинете, отыскивая истину. Но это стремление распадается на два акта. Во-первых, стремление к приобретению новых истин, любопытство, любознательность. А другое - это стремление постоянно возвращаться к добытой истине, постоянно убеждаться и наслаждаться тем, что то, что ты приобрел, есть действительно истина, а не мираж. Одно без другого теряет смысл. Если вы обратитесь к молодому ученому, научному эмбриону, то вы отчетливо видите, что стремление к истине в нем есть, но у него нет стремления к абсолютной гарантии, что это - истина. Он с удовольствием набирает результаты и не задает вопроса, а не есть ли это ошибка? В то время как ученого пленяет не столько то, что это новизна, а что это действительно прочная истина. А что же у нас?
А у нас прежде всего первое - это стремление к новизне, любопытство. Достаточно нам что-либо узнать, и интерес наш этим кончается. (“А, это все уже известно”). Как я говорил на прошлой лекции, истинные любители истины любуются на старые истины, для них - это процесс наслаждения. А у нас - это прописная, избитая истина, и она больше нас не интересует, мы ее забываем, она больше для нас не существует, не определяет наше положение. Разве это верно?

Смирение мысли

Перейдем к последней черте ума. Так как достижение истины сопряжено с большим трудом и муками, то понятно, что человек в конце концов постоянно живет в покорности истине, научается глубокому смирению, ибо он знает, что стоит истина. Так ли у нас? У нас этого нет, у нас наоборот. Я прямо обращаюсь к крупным примерам. Возьмите вы наших славянофилов. Что в то время Россия сделала для культуры? Какие образцы она показала миру? А ведь люди верили, что Россия протрет глаза гнилому Западу. Откуда эта гордость и уверенность? И вы думаете, что жизнь изменила наши взгляды? Нисколько! Разве мы теперь не читаем чуть ли не каждый день, что мы авангард человечества! И не свидетельствует ли это, до какой степени мы не знаем действительности, до какой степени мы живем фантастически!
Я перебрал все черты, которые характеризуют плодотворный научный ум. Как вы видите, у нас обстоит дело так, что в отношении почти каждой черты мы стоим на невыгодной стороне. Например, у нас есть любопытство, но мы равнодушны к абсолютности, непреложности мысли. Или из черты детальности ума мы вместо специальности берем общие положения. Мы постоянно берем невыгодную линию, и у нас нет силы идти по главной линии. Понятно, что в результате получается масса несоответствия с окружающей действительностью.
Ум есть познание, приспособление к действительности. Если я действительности не вижу, то как же я могу ей соответствовать? Здесь всегда неизбежен разлад. Приведу несколько примеров.
Возьмите веру в нашу революцию. Разве здесь было соответствие, разве это было ясное видение действительности со стороны тех, кто создавал революцию во время войны? Разве не ясно было, что война сама по себе - страшное и большое дело? Дай Бог провести одно его. Разве были какие-либо шансы, что мы сможем сделать два огромных дела сразу - и войну, и революцию? Разве не сочинил сам русский народ пословицы о двух зайцах?.. Возьмите нашу Думу. Как только она собиралась, она поднимала в обществе негодование против правительства. Что у нас на троне сидел вырожденец, что правительство было плохое - это мы все знали. Но вы произносите зажигательные фразы, вы поднимаете бурю негодования, вы волнуете общество. Вы хотите этого? И вот вы оказались перед двумя вещами - и пред войной, и пред революцией, которых вы одновременно сделать не могли, и вы погибли сами. Разве это - видение действительности?
Возьмите другой случай. Социалистические группы знали, что делают, когда брались за реформу армии. Они всегда разбивались о вооруженную силу, и они считали своим долгом эту силу уничтожить. Может, эта идея разрушить армию была и не наша, но в ней в отношении социалистов была хоть видимая целесообразность. Но как же могли пойти на это наши военные? Как это они пошли в разные комиссии, которые вырабатывали права солдата? Разве здесь было соответствие с действительностью? Кто же не понимает, что военное дело - страшное дело, что оно может совершаться только при исключительных условиях. Вас берут на такое дело, где ваша жизнь каждую минуту висит на волоске. Лишь разными условиями, твердой дисциплиной можно достигнуть того, что человек держит себя в известном настроении и делает свое дело. Раз вы займете его думами о правах, о свободе, то какое же может получиться войско? И тем не менее, наши военные люди участвовали в развращении войска, разрушали дисциплину.
Много можно приводить примеров. Приведу еще один. Вот Брестская история, когда господин Троцкий проделал свой фортель, когда он заявил и о прекращении войны, и о демобилизации армии. Разве это не было актом огромной слепоты? Что же вы могли ждать от соперника, ведущего страшную, напряженную борьбу со всем светом? Как он мог иначе реагировать на то, что мы сделали себя бессильными? Было вполне очевидно, что мы окажемся совершенно в руках нашего врага. И однако, я слышал от блестящего представителя нашей первой политической партии, что это и остроумно, и целесообразно. Настолько мы обладаем правильным видением действительности.
Нарисованная мною характеристика русского ума мрачна, и я сознаю это, горько сознаю. Вы скажете, что я сгустил краски, что я пессимистически настроен. Я не буду этого оспаривать. Картина мрачна, но и то, что переживает Россия, тоже крайне мрачно. А я сказал с самого начала, что мы не можем сказать, что все произошло без нашего участия. Вы спросите, для чего я читал эту лекцию, какой в ней толк. Что, я наслаждаюсь несчастьем русского народа? Нет, здесь есть жизненный расчет. Во-первых, это есть долг нашего достоинства - сознать то, что есть. А другое, вот что.
Ну хорошо, мы, быть может, лишимся политической независимости, мы подойдем под пяту одного, другого, третьего. Но мы жить все-таки будем! Следовательно, для будущего нам полезно иметь о себе представление. Нам важно отчетливо сознавать, что мы такое. Вы понимаете, что если я родился с сердечным пороком и этого не знаю, то я начну вести себя как здоровый человек и это вскоре даст себя знать. Я окончу свою жизнь очень рано и трагически. Если же я буду испытан врачом, который скажет, что вот у вас порок сердца, но если вы к этому будете приспособляться, то вы сможете прожить и до 50 лет. Значит, всегда полезно знать, кто я такой.
Затем еще есть и отрадная точка зрения. Ведь ум животных и человека это есть специальный орган развития. На нем всего больше сказываются жизненные влияния, и им совершеннее всего развивается как организм отдельного человека, так и наций. Следовательно, хотя бы у нас и были дефекты, они могут быть изменены. Это научный факт. А тогда и над нашим народом моя характеристика не будет абсолютным приговором. У нас могут быть и надежды, некоторые шансы. Я говорю, что это основывается уже на научных фактах. Вы можете иметь нервную систему с очень слабым развитием важного тормозного процесса, того, который устанавливает порядок, меру. И вы будете наблюдать все последствия такого слабого развития. Но после определенной практики, тренировки на наших глазах идет усовершенствование нервной системы, и очень большое. Значит, не взирая на то, что произошло, все-таки надежды мы терять не должны.
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Весной 1918 рода великий русский ученый, лауреат Нобелевской премии академик И.П. Павлов выступил в Петрограде с двумя публичными лекциями “Об уме вообще и русском в частности”.
Мотивом этих лекций, во его словам, было “выполнение одной великой заповеди, завещанной классическим миром последующему человечеству... Заповедь эта очень коротка, она состоит из трех слов: “Познай самого себя”, выполняя классическую заповедь, я вменил себе в обязанность попытаться дать некоторый материал к характеристике русского ума”.

В первой лекции, посвященной человеческому уму вообще, и прежде всего — уму eстественнонаучному, И.П. Павлов установил и охарактеризовал восемь “основных свойств и приёмов, какими обладает надлежащий, действующий ум”. Во второй лекции, которую мы с незначительными сокращениями печатаем сегодня, он приложил “эту характеристику, как критерий, как мерку к русскому уму”.

Можно догадываться о причинах, побудивших И.П. Павлова обратиться к классификационным особенностям “русского ума”: в разорённой, голодной стране, погибающей в огне гражданской войны, его собственный ум ученого-аналитика пытался нащупать и понять причины наступившей катастрофы...

На наш взгляд, актуальность этого текста несомненна: прочитать его полезно и тем, кто упорно идеализирует свой народ, полагая в этом сущность истинного патриотизма, и тем, кто видит все зло в отсутствии традиций европейской демократии и убеждён, что для того, чтобы стать Западом, надо просто все сделать, как на Западе.

Между лекцией академика Павлова и нами лежит эпоха. Эта эпоха многому научила нас, но, кажется, еще не научила главному: уметь ценить реальность выше иллюзий.

Сомневающихся в патриотизме И.П. Павлова отошлем к страницам Герцена и Чаадаева, Гоголя и Розанова. Кроме того, учтём, что, сын Российской империи, ученый привычно именует русским все её пёстрое население и ведёт речь, собственно, об уровне общественного сознания.

Лекции И.П. Павлова, застенографированные его женой и выправленные самим учёным, никогда ранее не публиковались. Выражаем нашу признательность доктору Н. С. Хоролу, который ознакомил нас с первой лекцией.

Архивный фонд академика И.П. Павлова находится в Ленинградском отделении Архива Академии наук СССР. Для его собирания н изучения много сделала Комиссия по документальному наследию И.П. Павлова АН СССР. Мы благодарим председателя комиссии члена-корреспондента АМН СССР В. О. Самойлова и ученого секретаря Ю. А. Виноградова, любезно предоставивших нам публикуемый текст.

В настоящее время Павловская комиссия готовит к печати сборник документов великого ученого. Издание его, безусловно, станет заметным событием в культурной жизни страны. В сборник войдут, в частности, обе лекции об уме.

ОТДЕЛ КУЛЬТУРЫ “ЛГ” Источник: "Литературная Газета" 31.07 1991 г.

.