Revolver Maps

четверг, 29 сентября 2016 г.

Письмо погибшего солдата в бутылке дошло через 84 года

В марте 1999 рыбак Стив Гоуэн ловил треску у побережья Эссекса и выловил зеленую бутылку из-под имбирного пива, закрытую резиновой пробкой. Внутри он нашел записку:


Сэр или мадам, юноша или девушка,

Будьте добры отправить приложенное письмо и заслужить благословение бедного британского солдата, отправляющегося на фронт 9 сентября 1914 года.



Рядовой Т. Хьюз
Второй Дюремский пехотный полк.
Третий Армейский Экспедиционный Корпус.


Приложенное письмо гласило:

Родная моя,

Я пишу эту записку на борту корабля и бросаю в море, в надежде, что она дойдет к тебе. Если дойдет, подпиши его справа внизу. Поставь дату и время, и свое имя, и смотри за ним. Всегда с тобой, любимая.

Твой Хабби.


Он погиб через два дня

Рядовой Томас Хьюз, двадцати шести лет, из Стоктона-на-Тиз, бросил бутылку в Ла-Манш в 1914 году, отправляясь стражаться во Францию. Он был убит через два дня. Его жена Элизабет и дочь переехали в Новую Зеландию, где Элизабет умерла в 1979 году.

Новозеландская почта оплатила Гоуэну и его жене Джен дорогу в Окленд, чтобы он смог доставить письмо дочери Эмили Кроухерст в Окленд. Когда её отец ушел на войну, 86-летней женщине было два года.
«...его послание достигло цели. Думаю, он был бы рад. Он был таким заботливым.»

"Я счастлив, что могу доставить это письмо," - сказал Гоуэн.


Источник

среда, 28 сентября 2016 г.

Двигаясь по эллипсу

Пусть дан эллипс и меньший эллипс внутри большего. Взяв точку на внешнем эллипсе, проведем в направлении против часовой стрелки прямую, касательную внутреннему эллипсу, до пересечения с внешним эллипсом. Из точки пересечения повторим операцию. И так далее. Смотрите рисунок.


Вполне возможно, что этот путь никогда не закончится в той точке, из которой мы начали движение. Но если нам удалось за конечное число шагов вернуться в начальную точку, то тогда верно следующее утверждение:

все такие пути, начинающиеся в любой точке внешнего эллипса, приведут нас в начальную точку за то же число шагов!

Этот факт известен как теорема Понселе.

Процесс, порождающий подобное движение может рассматриваться как динамическая система на внешнем эллипсе. 

среда, 21 сентября 2016 г.

Окружность Фейербаха или окружность девяти точек

Даже элементарная геометрия содержит в своих хранилищах множество чудес. Этот результат установил в 1765 году Леонард Эйлер и переоткрыл в 1822 году Фейербах (Feuerbach).


Нарисуйте треугольник, любой треугольник (хотя, вначале удобнее взять трегольник с острыми углами). Далее надо отметить девять особых точек на вашем чертеже.
1) Отметьте середины сторон треугольника (3 точки). Рисунок 1.

Рис. 1

2) Опустите из каждой вершины треугольника высоту на противолежащую сторону и отметьте основание высоты. (Если в треугольнике есть тупой угол, одна высота будет вне треугольника, так что продлите противоположную сторону до пересечения с высотой.) Рисунок 2. 

Рис. 2

3) Мы видим, что высоты пересеклись в одной точке. Отметьте середину между каждой вершиной и этой общей точкой. Рисунок 3. 

Рис. 3

Не имеет значения, какой треугольник вы построили — эти девять точек все лежат на окружности!  

Получившаяся окружность называется окружностью Фейербаха или окружностью девяти точек.  

вторник, 20 сентября 2016 г.

Святой Грааль исследований гриппа: универсальная вакцина

Katie Ballering
Research Associate at the Center for Infectious Disease Research and Policy, University of Minnesota

The Conversation

Что если бы вам потребовалось бы всего один раз получить прививку, которая бы защитила вас и от эпидемии и от сезонных нашествий гриппа?



Представьте, что вы можете узнавать человека только по его одежде. Как только кто-то сменит пиджак и наденет новый, вы не сможете узнать его. Звучит устрашающе?

Это не сюжет для научно-фантастического фильма, это объясняет, как взаимодействуют ваша иммунная система и вирус гриппа.
Ваша иммунная система использует некоторые признаки незванных гостей, таких как вирусы и бактерии, чтобы понять, как реагировать на них (или не реагировать). В случае гриппа, самые доступные отличительные признаки — покрывающие внешнюю поверхность вируса протеины — главным образом геммагглютинин (НА) и нейраминидаза (NA).

К несчастью, эти протеины изменяются или мутируют намного чаще, чем другие протеины гриппа. Это означает, что каждый раз, когда ваш организм сталкивается с вирусом гриппа, у которого немного измениласть протеиновая одёжка, он не может сразу распознать вирус.
И, в самом неприятном случае, это означает, что вы успеете заболеть прежде,.чем иммунная система заработает и выстроит защиту.

Эти изменения в покрывающих вирус протеинах являются главной причиной того, что формула вакцины против гриппа так часто меняется и вакцинация рекомендуется каждый год.


     Наша иммунная система определяет вирусы по одежде. Guy H/Flickr


Лучше прицелиться
Идея, лежащая в основе «универсальной» противогриппозной вакцины, заключается в том, чтобы найти способ научить иммунную систему, чтобы её не так легко дурачили маленькие изменения в одежде вирусов. В идеале универсальная вакцина против гриппа смогла бы защитить вас от всех типов вируса гриппа в течение всей жизни.

Два главных типа гриппа заражают людей, тип А и тип В (сезонные вакцины содержат оба типа). Они различаются и, похоже, требуют различной стратегии вакцинации.

Грипп A сложнее, подразделяясь на два подтипа по их реакции на специфические тесты (называемых антигенность) и их геммагглютинин и нейраминидаза имеют генетическое сходство.

Два примера штаммов гриппа A — штамм H1N1 бушевавший в 2009 году и штамм H7N9, бывший в Китае в 2013.

Короче говоря, когда кто-то говорит об универсальной вакцине против гриппа, он имеет в виду вакцину, защищающую от более, чем один, штаммов гриппа А.

Трудность в том, что такая вакцина потребовала бы от вашей иммунной системы создание такой реакции, которую она не знает как включить естественным путем. Ученые полагают, что ключом к созданию такой вакцины служит антиген (активный ингредиент) в вакцине.
Протеины вирусной оболочки как правило являются самым легкодоступными частями вируса гриппа для иммунной системы. Но вакцины не должны быть ограниченны биологией вируса, потому что ученые могут, создавая вакцину, использовать методы, стратегии и ингредиенты, недоступные в природе.
Вирус гриппа содержит внутренние протеины, такие как нуклеопротеины, которые не так часто мутируют. Даже постоянноменяющиеся геммагглютинин и нераминидаза имеют части (называемые доменами и эпитопами), которые не так часто мутируют. Но они обычно скрыты от иммунной системы.
Эти части протеинов являются возможными целями для универсальной вакцины. Парочка таких новых антигенов в сочетании с развитием производства вакцин, и научные перспективы создания универсальной или вакцины более широкого профиля станут видны.


Препятствия на горизонте
К сожалению, умные идеи сами по себе не приведут к появлению вакцин. Новый вид вакцин встретится с многочисленными препятствиями, прежде, чем ему позволят предстать перед широкой публикой. Сюда входят и регуляция, и финансирование разработок, и политика.
Вакцины против гриппа утверждаются регулирующими органами на основе реакции, которая вакцина создает на частоменяющиеся части геммагглютинина. Если вакцина не зависит от какой-то одной части оболочки вируса, она не найдет недорогой и ясный путь, позволяющий пройти регулирующе органы.
К тому же вакцине широкого профиля не потребуется администрирование каждый год, что вызовет ценовую неразбериху. Универсальная вакцина должна быть дороже, иначе она не будет так коммерчески выгодна, как существующие вакцины.
Но даже достигнув этой точки, вакцине прийдется еще преодолеть и политические барьеры. Многие страны рекомендуют большей части своего населения старые вакцины. Это является явным препятствием для инвестирования в разработки вакцины.
Очевидно, что самой блестящей науке не решить в одиночку эту головоломку. Если уж мы хотим решить задачу, которую не может решить сама природа, нельзя оставлять науку в одиночестве.
Мы должны умно изменить регулирование, чтобы рынок был заинтересован в появлении универсальной вакцины.
Готовы ли мы к этому?

среда, 14 сентября 2016 г.

Как ваши биологические часы помогают определить, заболеете ли вы или нет

Akhilesh Reddy

Wellcome Trust Senior Fellow in Clinical Sciences at the Department of Clinical Neurosciences, University of Cambridge



Marcos Mesa Sam Wordley


Не существует пока идей, как предотвратить простуду и грипп. Те, что есть, существуют в границах от витамина С и эхиноцеи до теплой одежды и антибактериального мыла. К сожалению, большинство из них не имеют твердого научного обоснования. На самом деле медицинские исследователи только сейчас начинают распутывать узел факторов, которые влияют на нашу восприимчивость к инфекциям. Сейчас мы обнаружили, что наши биологические часы играют важную роль – делая так, что в определенные часы мы более склонны подхватить инфекцию.

Мы легко забываем, что сосуществуем на этой планете с микроорганизмами, включая бактерии, которые могут быть как полезны, так и вредны для нас. Проще говоря, вирусы не могли бы размножаться без помощи наших клеток. Без нас они просто не существовали бы.
Итак, что происходит, когда вирус встречается с клеткой? Во-первых, он проникает в неё через защитный барьер, называемый клеточной мембраной. Затем он захватывает интерьер клетки-”хозяина”, чтобы пустить все ресурсы на производство миллионов своих копий. Когда армия идентичных клонов сформирована, они вырываются наружу из клетки, обычно разрушая её при этом. Представьте миллионы этих новых вирусов, которые способны проделать то же самое с соседними клетками. Цикл продолжается с очень быстрым распространением вируса по тканям, а затем по всему телу.

Так было бы, если бы вирус делал то, что он хочет... Но возникают сражения между захватчиками и нашими телами. Наша иммунная система противодействует организмам-захватчикам и включает механизмы, препятствующие проникновению вирусов, их размножению и распространению. Эта защитная система работает на уровне каждой клетки нашего тела, но существуют и специальные ткани, которые организуют общий отпор захватчикам.

Сейчас выясняется, что наши биологические часы так же являются важным сторожем у ворот перед вирусной инфекцией. Биологические часы – чудесное приспособление. Думается, что большинство организмов на нашей планете имеют биологические часы, расчитанные на 24-часовой день. Они руководят химическими реакциями и переключением генов, которое ритмически контролирует тысячи генов в клетках – включая и выключая около 15% всех генов в течение дня и ночи.


Но почему вирусов должны беспокоить наши биологические часы? Поскольку наши клетки это маленькие фабрики по производству того, что нужно вирусам для воспроизводства, вряд ли вирус захочет проникнуть в неё, когда производственные линии выключены. Это то, что мы проверяли в лаборатории, инфицируя клетки и мышей в разное время дня. Мы обнаружили, что вирусы меньше способны инфицировать далеко за полдень. Наоборот, ранним утром наши клетки запасаются биосинтетической энергией, по меньшей мере с точки зрения вирусов. Так что, если вирус пытается проникнуть в клетку в начале дня, вероятность успеха у него, похоже, выше и распространяться он будет быстрее, чем намного менее благоприятной обстановке вечером.

Еще более интересно, когда работа часового механизма нарушена, в этом случае вирус захватывает больше клеток и тканей. Такой “часовой сдвиг” происходит, когда у нас скользящий график или мы испытываем явление, называемое "социальным джетлагом", которое вызвано изменением режима сна в выходные. Поэтому, важно учитывать эти взаимодействия, поскольку они без сомнения помогут нам найти способы улчшить здоровье. Например, поскольку мы знаем, что рабочие со скользящим графиком более склонны подхватывать инфекции, было бы не плохой мыслью прививать их от гриппа.

Зная о влиянии времени могло бы помочь нам принять лучшие меры в здравоохранении против распространения вируса. Представьте, что во время эпидемии ограничивается возможность людей подхватить вирус, это может быть маленьким, но важным действием предохраняющим от распространения вируса. Действительно, недавнее исследование ученых из Бирмингемском университете показало, что вакцинация людей против гриппа утром эффективнее, чем вечером. Этот принцип мог бы быть применен и к многим другим вирусам.

Это исследование может быть полезно и для решения такой “долгоиграющей” загадки – почему вирусные инфекции, такие как грипп, чаще случаются зимой? Оказывается, что молекула, именуемая Bmal1, и переключающася с активности днем на меньшую активность ночью, кроме того изменяет активность в соответствии с сезоном, увеличивая её летом и уменьшая зимой. Когда мы искусственно уменьшали уровень Bmal1 в клетках и у мышей, вирус инфицировал сильнее. Точно так же, как в суточном цикле, возрастание и убывание Bmal1 в нашем теле может быть причиной того, что у нас хуже получается справляться с вирусом зимой.

Так что, если вы не хотите поймать вирус, летающий по вашей конторе, но при этом не хотите улучшать иммунную систему с помощью витаминов, то можете просто попытаться работать по утрам дома.

пятница, 9 сентября 2016 г.

О простуде, гриппе, лекарствах и тех, кто убеждает нас их покупать

Tom Jefferson
Epidemiologist, Cochrane


Источник: The Conversation


Задумывались ли вы, почему простуда, кашель и насморк, от которых вы страдали в детстве, стали чудовищным убийцей, накатывающим каждую осень, подвергая риску жизни законопослушных граждан?

Ответ сложный, но, как ни странно, он имеет мало общего с микробами, вирусами и другими неприятными вещами.

Несколько фактов.

Самый надежный путь, чтобы создать рынок для микстур и притирок, это создать потребность в них. Для этого вы или раздуваете проблему, либо создаете новое лекарство, соотвествующее тем микстурам и притиркам, какими вы уже пользуетесь.

Синдром или болезнь?

Грипп, как мы его представляем, это не болезнь, это синдромы. Синдром это совокупность признаков (таких, как кашель) и симптомов (таких как слабость, мышечные и головная боли), вызванных разными причинами.

Грипп посещает нас каждый год, но только малая часть случаев гриппа может быть действительно приписана вирусу гриппа. Примерно от 7% до 10% случаев «гриппа» за шесть месяцев действительно являются гриппом.

Большая часть эпизодов «гриппа» вызываются либо другими вирусами — возможно, вы никогда не слышали о них: метапневмовирус, риновирус, респираторно-синцитиальный вирус - либо вызваны невыясненными причинами. Вы не можете определить причину без лабораторных исследований, которые довольно дороги.

Лабораторные исследования, кроме того, по большей части бесполезны в практической работе, потому что даже если вы хотите узнать, что происходит, пока вы получите ответ, вам, к счастью, станет лучше.

И тут есть фокус, о котором публика не догадывается. Для неё любая простуда грипп и наоборот. И самый простой способ создать потребность на рынке заключается в стирании различий между ними, убеждая людей, что отслеживая в Google распространение простудных заболеваний, они отслеживают распространение гриппа.

Но это не так.

Большие организации, наподобие Центра по контролю и предотвращению заболеваний США, делают это очень хорошо.


Данные смертности

Например, если вы спросите, сколько смертельных случаев заболеваний гриппом имели место, положим, в Тьмутаракани в 2015 году, вы получите один из двух ответов: не знаем или очень маленькое число.


Чрезвычайно трудно установить связан ли смертельный случай с гриппом. Вызвано это сложной совокупностью причин, включая невозможность отделить смертельные случаи, вызванные вирусом гриппа, от случаев, вызванных другими простудными вирусами. Как и для того, чтобы отделить одну форму гриппа от другого, вам нужно провести исследования или, если вы умерли, провести вскрытие. Это, возможно, не то, что вы хотели бы сделать с телом дедушки, ради того, чтобы удовлетворить любознательность эпидемиологов.

Вот почему все данные о заболевании и смертности, приводимые в официальных документах всегда оценочны.

Подобно предупреждениям на пачках сигарет, все предупреждения от Всемирной Организации Здравоохранения, Центра по контролю заболеваний и других подобных важных организаций и все рекомендации по применению микстур и притирок должны приходить с предупреждением о ценности данных, на которых они предположительно основываются.


Вишенка на торте

Финальным штрихом в создании рынка является привлечение научной общественности, учреждений здравоохранения и СМИ, которые все настолько вовлечены в этот процесс, что не способны, а иногда не хотят, взглянуть на него со стороны.

Еще лучше, когда люди, принимающие решения, одновременно формируют политику. Это гарантирует неразрешимый конфликт и неизменность политики, даже несмотря на то, что фактов в её обоснование нет.

В начале 2000-х вся документация ВОЗ была написана избранной группой внешних экспертов по гриппу. Они были и до сих связаны с фармацевтической промышленностью.
И они одновременно определяют общественное мнение.

Не все они являются креатурами фармацевтической промышленности, некоторые действительно верят в то, что говорят. Но это ничего не меняет.

В Канаде такие персоны в конце 2012 года ввели требование, чтобы работники здравоохранения вакцинировались или носили повязку с бейджиком, что они представляют опасность для окружающих, в противном случае должны были уволиться. Попытки принуждения ведут в никуда.


Работают ли вакцины?

Лучшее научное доказательство, работают ли вакцины против гриппа получают из исследований групп здоровых взрослых, которые меньше нуждаются в защите и могут выработать лучший иммунный ответ на вирусы без помощи.

Посмотрите, что происходит при наиболее оптимистичном возможном сценарии, когда постоянно изменяющаяся конфигурация вируса близко совпадает с тем, что содержится в вакцине. А это происходит в среднем раз в два года.



Нужно вакцинировать 100 здоровых взрослых, чтобы предупредить три случая заболевания. И это случаи с симптомами, а не случаи, вызывающие пневмонию и смерть. К тому же, нет надежных доказательств, что именно вакцинация позволила этого добиться.

Источник: Tom Jefferson, эпидемиолог

вторник, 6 сентября 2016 г.

Готовимся к приходу гриппа: H1N1, H5N1, H7N9 Что все это означает


Jennifer Mckimm-Breschkin
Chief Research Scientist, Virology Project Leader, CSIRO

Всем нам приходится с осени по весну читать, слышать и иногда говорить о гриппе, а еще и болеть им. Когда-либо задумывались о том, что означают эти буквы и цифры?

Пандемические штаммы гриппа, будь то свинной грипп, распространявшийся в 2009 году под именем H1N1 или птичий грипп, имеющий имя H7N9, все имеют название. Большинство из нас возможно понимают, что означает свинной или птичий, а вот что означают буквы и цифры?

Существуют три основных типа гриппа, которыми болеют люди — грипп A, грипп B и грипп C. Гриппы типа A и B могут вызывать серьезные заболевания и мы обычно называем эти заболевания гриппом. Вирус гриппа С отличается от вирусов А и В и вызывает сравнительно легкое заболевание, поэтому для него не существует вакцин.

Пандемическим штаммом называется такой, которым человечество еще не болело. Поэтому у людей нет к нему иммунитета, почему он быстро распространяется.

После того, как люди, переболев один раз новым вирусом, вырабатывают к нему иммунитет, этот штамм становится одним из привычных сезонных штаммов. Однако, этот сезонный грипп продолжает все время изменяться и уже никогда не будет таким, каким был в начале.


Hs и Ns

Вирусы гриппа A и B имеют два типа шипов, покрывающих их поверхность — Гемагглютинин (H) и Нейраминидаза (N).

С помощью гемагглютинина вирусы цепляются к поверхности клеток, как крючком, и инфицируют клетки. А нейроминидаза удаляет эти рецепторы с инфицированных клеток, чтобы позволить вновь родившимся вирусам покинуть клетку и распространяться.

У различных вирусов типа А есть 17 видов геммагглютинина - от H1 до H17 и девять различных типов нейроминидазы, от N1 до N9. Каждый тип вируса имеет один тип H (например H1) и один тип N (например N1).

Большинство штаммов вируса А заражают различных птиц, включая домашнюю птицу, уток и гусей, некоторые штаммы заражают и свиней. Штаммы птичьего гриппа являются эндемиками для диких птиц, особенно в Азии. Но интересно, что большинство птиц не болеют гриппом.

Так от штамма гриппа H7N9 распространившегося в Китае в 2013 — 2014 годах, птицы не болели, зато умерла треть заболевших людей. Штамм H5N1, с другой стороны, убивал и птиц и заразившихся от них людей.

Хотя существует много комбинаций H и N, наблюдаемых у птиц, только несколько из них заражают людей.H1N1, отвественный за пандемию гриппа в 1918 году и более поздние пандемии свинного гриппа — H2N2, штамм отвественный за азиатскую пандемию 1957 года и H3N2 Гонг Конгский пандемический штамм 1968 года, сменивший азиатский грипп.

Те сезонные заболевания гриппом, которые сейчас циркулируют среди людей, - штаммы вируса A - H1N1 и H3N2, но они значительно изменились с тех пор, как впервые инфицировали человека.

Штаммы гриппа B не циркулируют среди животных, так что не могут вызвать пандемию. Но, подобно гриппу А, они постоянно изменяются, так что у нас никогда не будет иммунитета к каждому штамму.

Имунный ответ

Когда мы заболеваем гриппом или получаем вакцину, наша иммунная система реагирует. Антитела против этого вируса продолжают жить в нашем организме и защитят от будущего заражения тем же вирусом.

Хотя сезонные сезонные прививки содержат H1N1, H3N2 и вирусы гриппа В, штаммы для прививок берутся из вирусов, циркулировавших в конце весны предыдущего года. Но внутри каждого штамма все время происходят изменения.

Это означает, что даже если вы получили прививку или переболели гриппом в прошедшем году, вирус мог значительно измениться и ваши антитела больше не могут распознать его. И вы все равно можете заболеть, несмотря на прививку.

Хотя вирусы H5N1 и H7N9 могут заражать людей непосредственно от птиц, эти вирусы пока не приспособились к тому, чтобы передаваться от человека к человеку. Однако, они могут научиться этому, либо мутировав, либо создав смешанный вирус.

Это происходит если человек заражен одновременно двумя вирусами. Они могут поменяться генами и смешать их, создав таким образом вирус, передающийся от человека к человеку.

Можно создать вакцину, которая защитит от гриппа, но крайне важно иметь соответствующие комбинации H и N, чтобы обеспечить иммунитет. Если возникнет новый пандемический штамм, наподобие H5N1 или H7N9, у нас нет вакцины против уникальной комбинации H и N.

На то, чтобы создать вакцину против вируса с новой комбинацией H и N, работающим над этим специалистам требуется около шести месяцев, так что у них захватывает дыхание при известиях о том, что люди заболевают новым птичьим или животным штаммом.

Кто знает, какие числа выпадут на костях, брошенных природой?

четверг, 1 сентября 2016 г.

Как язык, на котором вы говорите, изменяет ваш взгляд на мир

Panos Athanasopoulos
Professor of Linguistics and English Language, Lancaster University

Говорящие на двух языках, имеют много преимуществ. Больше возможностей получить приличную работу, лучшие способности к обучению и творчеству и даже защиту от деменции. Новое исследование показывает, что они способны видеть мир по разному, в зависимости от особенностей языка, которым пользуются.
Последние 15 лет мы стали свидетелями огромного количества исследований, посвященных “двуязычным” умам. Эти работы посвящены главным образом тем ощутимым преимуществам, которые дает пользование более, чем одним языком. Переход с одного языка на другой похоже тренирует мозг, делая его более гибким.
Подобно тому, как регулярные физические занятия приносят биологическую пользу, использование двух или более языков улучшает умственные способности человека. Эта ментальная гибкость даёт большие преимущества в пожилом возрасте: типичные признаки умственного старения у людей, владеющих двумя языками проявляются позже – и признаки связанных с возрастом дегенеративных болезней и Альцгеймера наступают у использующих два языка на пять лет позже.


Немцы знают, куда они идут

В исследовании, опубликованном в журнале Psychological Science, группа Атанасопулоса изучала людей, говорящих на двух – английском и немецком – языках, и людей, говорящих на одном из этих языков. Цель исследования заключалась в том, чтобы определить, как применение разных языков влияет на людей.
Исследователи показывали людям знающим немецкий и английский языки небольшие фильмы, такие как женщина идущая к автомобилю или мужчина, едущий на велосипеде в магазин, и просили описать их.
Когда вы показываете подобную сценку человеку, знающему только немецкий язык, такие люди описывали действие и цель действия. Они стремились сказать: “Женщина идет к своей машине” или “мужчина едет на велосипеде в магазин”. Люди же говорящие только на английском описывали сцену просто “Женщина идет” или “мужчина едет на велосипеде” без указания цели действия.

Немецко-говорящим людям присущ целостный взгляд на мир – они стремятся смотреть на событие в целом, тогда как англоязычные фокусируются только на действии.

Лингвистическая основа этой тенденции, как представляется, коренится в различающихся грамматических инструментах, которые располагают действие во времени. Английская грамматика требует от говорящего указывать, что действие продолжается, для чего он обязан использовать морфему –ing: “I am playing the piano and I cannot come to the phone” или “I was playing the piano when the phone rang”. В немецком этого нет.

Исследования с носителями второго языка показывают связь между качеством знания языка в применении подобных грамматических конструкций с упоминанием говорящим цели действия.
В своем исследовании группа Атанасопулоса выявила, что эти меж-языковые различия выходят за пределы использования языка к невербальному определению ситуации. Исследователи просили носителей одного языка – английского и немецкого – посмотреть серии видео клипов, показывающих идущих, едущих на велосипеде или машине и бегущих людей. В каждой серии из трех видео они просили исследуемых решить похожа ли сцена с предполагаемой целью – женщина идет по дороге по направлению к припаркованной машине – на сцену с четко определенной целью – женщина заходит в здание или на сцену без какой-либо цели – женщина идет по сельской улице.
Немецко-говорящие исследуемые значительно чаще связывали клипы с предполагаемой целью с клипами с четко определенной целью, чем исследуемые англо-говорящие.
Это отличие отражает действие используемого языка: говорящие на немецком значительно чаще фокусируются на результате действий человека, а англо-говорящие больше внимания уделяют самим действиям.


Другой язык, иная перспектива

Что касается людей, владеющих обоими языками, похоже они переключаются с одной перспективы – взгляда на мир - на другую под влиянием языкового контекста поставленной задачи. Исследователи обнаружили, что немцы, бегло говорящие на английском, были так же сфокусированы на цели, как и остальные немцы, при тестировании на родине, в Германии, несмотря на то, что тестирование проходило на английском. Но подобная группа, протестированная по-английски в Великобритании, была сфокусирована на действии, подобно англичанам.
В другой группе людей, говорящих по-немецки и по-английски, исследователи “выдвигали” один из языков на первый план – показывая фильм, они заставляли участников повторять громко вслух ряды чисел или по-немецки или по-английски. Подавление одного языка автоматически выдвигало на первый план влияние другого.
Когда исследователи “блокировали” английский, участники действовали как типичные немцы и видели показываемое как более целе-ориентированное. При блокировании немецкого, англо-немецкоговорящие участники действовали как англичане – давая неточное описание с открытым концом, без цели.
Когда исследователи неожиданно в середине фильма переключали язык, на котором произносились цыфры, исследуемые переключались на цели с процесса.
Эти результаты соответствуют другому исследованию, показывающему зависимость поведения от применяемого языка. Израильские арабы склонны связывать арабские имена такие как Ахмет или Самир с более позитивными словами, когда говорили на арабском, чем когда говорили на иврите.
Часто люди сами отмечают, что чувствуют себя другими людьми, используя другой язык и что, выражая эмоции, испытывают различный эмоциональный настрой, в зависимости от используемого языка.
Оценивая риски, исследуемые склонны принимать более рациональные экономические решения, когда используют второй язык. В отличие от своего первого языка, недостаток глубины понимания языка уменьшает влияние ошибочных интуитивных приемов, часто дающих неверное представление о рисках и перспективах.

Так что язык, на котором вы говорите, влияет на то, как вы думаете.


Оригинал статьи The Conversation