Revolver Maps

среда, 15 марта 2017 г.

Парадокс Эллсберга


Даны две урны. Первая содержит 100 шаров, 50 из которых белые и 50 – черные. Во второй урне также 100 шаров черных и белых, но в неизвестном соотношении. Вы должны выбрать урну и вытащить один шар из неё, ставя на цвет шара.

Существуют четыре возможных варианте:
·      Ставка на Ч1: Вы вынимаете шар из первой урны, ставя на то, что он черный.
·      Ставка Б1: Вы вынимаете шар из первой урны, ставя на то, что он белый.
·      Ставка Ч2: Вынимаете шар из второй урны, ставя на то, что он черный.
·      Ставка Б2: Вынимаете шар из второй урны, ставя на то, что он белый.
Если вы выигрываете, получаете $100.

Как и большинство людей, у вас нет предпочтения ни между Ч1 и Б1, ни между Ч2 и Б2. Но большинство людей предпочитают Б1, а не Б2 и Ч1 перед Ч2. Они предпочитают урну с известным риском урне с неизвестным.

Это удивительно. Тот факт, что большинство людей предпочитают вариант Ч1 варианту Ч2, означает, что они верят, что вторая урна содержит меньше черных шаров, чем первая. Но эти же люди часто предпочитают вариант Б1 варианту Б2, полагая, что та же вторая урна содержит МЕНЬШЕ белых шаров.

Эллсберг считает это доказательством “неприятием неопределенности” – люди в целом предпочитают известный риск неизвестному. Почему люди так себя ведут, не ясно. Возможно, они связывают неопределенности с незнанием, невежеством и некомпетентностью или считают, что первая урна даст им больше шансов на выигрыш при нескольких попытках.
Этот принцип был описан экономистом RAND Corporation Дэниелем Эллсбергом в Pentagon Papers.

Источник: из книги Леонарда Уапнера (Leonard Wapner) «Unexpected Expectations» (2012).


четверг, 9 марта 2017 г.

Эффект "Собаки Баскервилей"

В 2001 году социолог Дэвид Филлипс и его коллеги из университета Калифорнии в Сан Диего заметили, что смертельные случаи, вызванные сердечными болезнями у китайцев и японцев, случаются с необычной частотой 4-го числа каждого месяца. Исследование выявило, что смертельные случаи в результате острых приступов в этот день происходят на 7 процентов чаще, чем в остальные дни. То же относится к хроническим сердечным заболеваниям – число смертей возрастает на 13 процентов.
Одним из объяснений этого может бы то, что в мандаринском, кантонском и японском языках число «четыре» звучит как слово «смерть», что вызывает дискомфорт и мрачные предчувствия у некоторых людей. Эффект настолько силен, что во многих китайских и японских больницах нет четвертых этажей и палат под этим злосчастным номером. Медики полагают, что именно психологический стресс, вызванный этой датой и является причиной высокой смертности.
Они  назвали это эффектом "Собаки Баскервилей", по повести сэра Артура Конан Дойля, которую вы все знаете. В ней, как вы помните, пес из легенды напугал до смерти страдавшего от сердечного заболевания старого сэра Чарлза Баскервиля.
«Похоже, этот эффект Баскервиля существует в действительности, так же, как в повести,» - написали они в своей статье в British Medical Journal (PDF).
“Наши результаты согласуются с данными, представленными в научной литературе. Эффект Баскервиля существует как в повести, так и в действительности. Мы считаем, что Конан Дойль был не только великим писателем, но и врачом с удивительной интуицией.”


Дэвид Филлипс, эффект "Собаки Баскервилей", сердечные заболевания, Конан Дойль, British Medical Journal



вторник, 7 марта 2017 г.

Викинги. 3: Битва культур

Нападениям, которые совершали викинги, было почти невозможно противостоять, и задолго до времени Ассера нападающие обнаружили, насколько легко было грабить возможно самую богатую страну в Западной Европе. В 851 году флот из 350 судов проплыл вверх по Темзе атаковал Лондон и Кентербери, а затем, вместо того, чтобы отправиться домой, провел зиму в Танете. Это была прелюдия к тому, что англо-саксонские хроники назвали «Великой языческой армией», силой, которая после 15 лет войны против деморализованных королевств Нортумбрия Уэссекс, Марсия и Восточная Англия установила контроль от Йорка до Восточной Англии.

К 927 году потерянные территории были возвращены королем Уессекса Альфредом Великим, его сыном Эдуардом и внуком Этельстаном. Но к тому времени достижения Великой языческой армии стали частью культурной истории молодых викингов.

В 990-х годах под предводительство датчанина Свейна Вилкобородого и норвежца Олафа Триггвасона насилие викингов вернулось в прежнем огромном объёме. Политика «датских денег» - выкупа в обмен на покой – стала практиковаться с пугающей регулярностью. Собранные таким способом богатства позволили викингу Олафу Триггвасону финансировать свою компанию по получению короны Норвегии в 995 году.

В 1012 году архиепископ кентерберийский был захвачен и, когда требования не были вовремя выполнены, был убит в виде развлечения пьяными викингами под предводительством эрла Торкела Высокого. Развлекаясь, они бросали в священника кости, камни, куски дерева и черепа скота, прежде, чем добили его топором.

Потеря духовного главы поставила шатающуюся англо-саксонскую монархию на колени, и через два года датский король Свейн Вилкобородый оказался на троне Англии. К 1028 году сын Свейна Кнут стал правителем империи Северного моря, куда входили Дания, часть Швеции, Норвегия и вся Англия.

Ставшие, по крайнем мере по названию христианами, язычники продолжали гордиться своей славой завоевателей. В поэме, прославляющей Кнута, созданной исландским придворным поэтом Сигватом, упоминается король Нортумбрии Элла Йоркский, разгромленный в битве Иваром Бескостным во время первого нашествия Великой Языческой армии: «И Ивар, придя в Йорк, изобразил орла на спине Эллы». Примечательно, что триумф Кнута в произведениях Сигвата изображен, как успешное завершение длившегося 150 лет конфликта, начавшегося как  самозащита своей культуры и вскоре превратившегося в мечты о завоеваниях.

Алкуин пророчески предвидел главные последствия первого нападения викингов в 793 году. «Кто не испугается этого?» - спрашивал он короля Нортумбрии Этельреда. – «Кто не оплачет свою захваченную страну?» В своем отчаянии он забыл только тот факт, что викинги делали то же самое, что его собственные саксонские предки сделали с королевствами бриттов и кельтов три с половиной столетия ранее, завоевывая «эту прекрасную землю» с такой же жестокостью, как теперь это делали викинги.

Кнуту не повезло с сыном и датское правление в Англии длилось менее 30 лет. Прошло пятнадцать лет и память о короле Кнуте и его империи Северного моря была смыта нормандским завоеванием под предводительством Вильяма в 1066 году.